Andromeda Star Scouts

Объявление

Администраторы: Scott, Whiz
Модераторы: Grey

Добро пожаловать на Andromeda Star Scouts, форумную ролевую игру по мотивам Mass Effect: Andromeda.

Система игры: локационно-эпизодическая.

Мастеринг: смешанный, ближе к пассивному

Рейтинг: 18+

White PR LYL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Andromeda Star Scouts » За пределами Андромеды » [Dragon Age] Antivan Crows and the Principles of Necromancy


[Dragon Age] Antivan Crows and the Principles of Necromancy

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

[npc]
{name}:{Zevran Arainai},
{avatar}:{http://sf.uploads.ru/7Fuv4.png},
{info}:{Первый Коготь Антиванскких Воронов, почетный отец года},
{post}:{Antivan Crows and the Principles of Necromancy
http://hir.ma/wp-content/uploads/2015/04/nec.jpg


Дата: Год 9:44 Века Дракона
Место: Особняк Дориана Павуса в Минратосе
Участники: Grey Summers as Dorian Pavus, Whiz as Zevran Arainai
Предупреждения: смерть, драма, слезы, грустный мабари


Эксперименты Дориана становятся все опаснее. К счастью, он обычно знает, что делает. К несчастью, его эльфийское семейство понятия не имеет, что такое правила безопасности в доме мага.

}
[/npc]

+1

2

[npc]
{name}:{Zevran Arainai},
{avatar}:{http://sf.uploads.ru/7Fuv4.png},
{info}:{Первый Коготь Антиванских Воронов, почетный отец года},
{post}:{- Парируй! Точнее! Клювом! Клювом, а не этой... что это за дрянь на голове у... ай!
  Зевран почувствовал укол сзади и резко крутанулся на носках: пока он пытался заболтать Марта, Мира подобралась сзади и кольнула его острой частью посоха в ногу.
- Хороший ход, донна! - хмыкнул Зевран и тут же отскочил в сторону. Раззадоренный Март сделал лишний шаг и стукнул "клювом" Миру по плечу.
- Каффас! - прошипела Мира. - Один - один.
И тут же запустила в Зеврана дорогой, хрупкой статуэткой. Зевран успел ругнуться перед тем, как выставить руки, чтобы поймать дракоценность. Если бы она разбилась, Дориан, может быть, его бы и не убил, но из спальни бы выбросил на пару ночей. Просто так, в назидание. И дети это прекрасно знали, маленькие чудовища! Хотя какие они маленькие? И, если уж на то пошло, какие они дети? Обоим скоро исполнялось шестнадцать, еще год - и они станут Воронами. Пора было учиться относиться к ним по-взрослому. И, наверное, перестать фехтовать магическими скипетрами, которые они, кстати, неизвестно откуда утащили. Хотя нет, Зевран подозревал откуда: он и сам давно хотел сунуть нос в ту запертую комнату в дальней части коридора, но старая эльфийка-служанка каждый раз смотрела на него такими глазами, когда он проходил мимо... Видимо, пронырливые близнецы придумали, как ее отвлечь. Сообразительные.
  Зевран только решил проверить, хватит ли их сообразительности выбраться из одной старой классической воронской ловушки, когда скипетр в его руке неожиданно завыл.
- Вааа! - гаркнул эльф громче посоха.
Видимо, от их совместного вакального упражнения проснулись и остальные колдовские деревшки, и все тут же заголосили на разные лады.
- Где вы взяли эту дрянь? - решил поинтересоваться, наконец, Зевран, морщась от резкого звука.
- Там, - Март махнул своей деревяшкой как раз в ту сторону, где должна была быть загадочная дверь.
- Предлагаю положить их обратно.
Мира согласно кивнула:
- И сделать вид, что нас там не было.
Под молчаливое согласие Март выскочил из комнаты, чтобы избавиться от надоедливой эльфийки, которая, кажется, жила в той части коридора. Хотя почему кажется? Там стояла как минимум ее прялка.
Через десять минут проход был свобоен, и двое заговорщиков, замотав мерзко ноющие посохи в старое покрывало, ринулись к заветной двери. Мира открыла замок с завидной сноровкой - она явно успела его хорошо изучить, - и они проскользнули внутрь.
Зевран оставил тонкую щелку, чтобы дверь не закрылась (воздвигать запертую дверь между близнецами было не лучшей идеей, это он уже выяснил), и огляделся.
В комнате было сумрачно. Здесь не было окон и не горел огонь. Единственными источниками света были какие-то светящиеся кристаллы и большая фиолетовая руна на полу. Или это уже называлось ритуальным рисунком? Зевран в этом не разбирался.
- Куда мы их положем? - шепнула нетерпеливая Мира. - Они висели на стене, но там их сразу будет видно.
Действительно, когда они развернули сверток, выяснилось, что вдобавок к мерзкому завыванию деревяшки начали еще и светиться не менее мерзким зеленым светом. Зевран покрутил головой.
- Что лежит вон в том сундуке? - он был уверен, что близнецы успели исследовать каждый угол заветной комнаты.
- Бумаги какие-то, - тут же откликнулсь Мира.
Чтобы добраться до сундука, нужно было пересечь руну на полу. Зеран с опаской покосился на магический рисунок, потыкал в него носком ботинка, потом аккуратно переступил одну линию и пошел вперед, стараясь не касаться светящихся частей. Вроде бы, все было неплохо.
- Баста! - дверь скрипнула, и в комнату ввалился Март. Задушенным шепотом он пробормотал что-то еще про эльфийку, Дориана и Огрена, развернулся, чтобы запереть за собой дверь, и случайно наступил на руну. Коварная магическая штуковина, видмо, только и ждала возможности выпить силы из невинного молоденького эльфа, потому что она тут же засветилась ярче и начала дрожать.
  - Упс.}
[/npc]

+1

3

[npc]
{name}:{Dorian Pavus},
{avatar}:{http://s018.radikal.ru/i520/1706/b7/b3ece6040e9d.jpg},
{info}:{},
{post}:{Некромантия требовала терпения, которого у вспыльчивого тевинтерского мага, казалось, не было, сил и смелости. Сил, потому, что ничто так не изматывает, как общение со Смертью, она буквально забирает жизнь из тела, холодит сердце и душу и после сложного ритуала нужен отдых. Впрочем, Дориан нашел для себя другой способ быстро восстанавливать силы после экспериментов, а потому, когда где-то в глубине дома уже слышался голос Зеврана и ругательства на родном тевинтерском (что несомненно радовало Павуса), Магистр ещё нежился в кровати, среди волн черного шелка и подушек.

В комнате было темно, нет, там царила мгла, в ней тонули стены, без окон, книги и артефакты на полках, кристаллы в руках некроманта. Здесь было холодно, не сравнимо холоднее со Скайхолдом или с подвалами для пыток в башне Воронов - он был пронизывающим, живым и одновременно мертвым.
- Что ты задумал, Дориан? - посох за его спиной мягко засветился, в пустых глазницах черепа горел бледно-изумрудный свет.
- Я знаю, что духов можно порабощать, сковывать, привязывать. Я слышал... что души можно поглощать... - маг тяжело выдохнул, поднялся, чуть пошатываясь от усталости, поставил кристалл на угол рисунка на полу и он вспыхнул, всего на мгновение.
- Животного или человека? - спросил знакомый голос.
- Не знаю... не знаю... - Павус покачал головой, возвращая посох на стену, где находился второй. - А на что мне хватит смелости?

Звуки импровизированной битвы затихли, стуча тяжелыми лапами по полу в спальню вбежал Огрен. Слюнявый пес прыгнул на кровать, положил лапы на грудь и ткнулся мокрым носом в лицо. Он не вилял хвостом, а скулил, прижимал уши, словно пытался спрятаться в ладонях магистра.
- Эй, блохастый монстр, вылезай из моей кровати! - Дориан пихнул пса и тот жалобно тявкнул и побежал в коридор, Павус поднялся за ним, накинул на голое тело легкую мантию, затянул ремень на поясе.
- Мастер Павус! - хриплый голос раздался за дверью, некромант нахмурился и толкнув дверь, вышел в коридор.
- В чем дело? - он осмотрелся по сторонам, старая эльфийка позвала вновь, раздался вой собаки и стон... до боли знакомый, опасный и голоса...
Он услышал их приглушенные голоса за приоткрытой дверью, фиолетовый свет смешивался с тускло зеленым, тихий стон посохов, говорили о том, что ритуал начался. Альтус потянул за ручку, впуская в комнату свет: Мира стояла вне печати, Зевран и Март - внутри, мальчишка стоял на линии.
Он знал, что ребята давно научили вскрывать его замки, но они всегда были осторожны и он никогда не оставлял что-то опасное на виду. Но этот проклятый ритуал отнял слишком много сил и его пришлось разделить на две ночи. Эксперименты с некромантией не прощали ошибок ибо это не фокусы и не игра - это вопрос Жизни и Смерти. И сейчас на кону было две жизни и он должен был... должен был сделать что-то. В любой другой раз он накричал бы, вспыхнул как всегда, лишил сладкого всех. Включая их отца. Но теперь Павус молча облокотился на каменную стену, подойдя к краю печати, он перевел потухший взгляд на Марта, потом на Зеврана, посмотрел на дочь.
- Мира... выйди из комнаты. Осторожно. - голос был сухим, ночная усталость вернулась, как только он увидел изумрудные глаза черепов. - Зевран, положи посохи. Внутрь печати. Подтолкни их мне. Попытайся выйти из неё. - он врал, врал что из печати можно выйти - хотя Араннай не наступил на линию, он был внутри и она уже не отпустит его. - Послушание - это не про наших детей, аматус? - он слабо улыбнулся, опускаясь на колени, посохи с черепами засветились ярче, стон превратился в вой, каркающий визг, с губ альтуса сорвалось заклинание. Дориан поднялся, наступил на печать, она задрожала, он наклонился, взяв посохи в руки.}
[/npc]

Отредактировано Grey Summers (2017-06-05 21:15:55)

+1

4

[npc]
{name}:{Zevran Arainai},
{avatar}:{http://sf.uploads.ru/7Fuv4.png},
{info}:{Первый Коготь Антиванских Воронов, почетный отец года},
{post}:{- Дооориан, - фальшиво-масляным голосом начал Зевран, но Павус на него не отреагировал. Вместо этого маг устало оперся о стену, практически безразличным взглядом оценивая остановку. Это заставило Зеврана напрячься. Не то, чтобы обычно его не заставляли напрячься подозрительно колышущиеся руны (особенно у него под ногами), но до этого момента ему хотелось верить, что все не так уж плохо. Холодный голос Дориана убедил его в обратном.
Медленно, стараясь не делать ни одного лишнего движения, Зевран сделал то, что было велено, а потом попытался сделать шаг из круга. Его ноги были как будто вылиты из железа – при всем старании он не мог оторвать их от пола.
- Не могу, - признал он, наконец и поднял глаза на Дориана. А потом не отшатнулся только потому, что физически не мог сдвинуться с места – лицо Дориана наполовину заслонила собой бледная маска, которая стремительно превращалась в чье-то полупрозрачное лицо.
Зевран попытался вглядеться: у лица сперва как будто не было четких очертаний, он не мог сказать даже, мужчина перед ним был или женщина, человек, эльф или даже кунари. Но какой-то бессознательный страх был связан с этим лицом. Зевран чувствовал, что-то опасно знакомое в пока еще несуществующих глазах, как будто эти пустые дыры узнали его. Смотрели прямо на него. Изучали его. Если бы он мог, он бы отвернулся и бросился бежать. Нет. Он бы подхватил Марта и Дориана и потом бросился бежать.
- Не бойсс-ся, Зев, - неожиданно прошептал голос приблизительно оттуда, где повисло туманное лицо.
Зевран дернулся. Хотя его в разное время знала половина Тедаса, в мире было не так уж много людей, которые называли его «Зев». Эльф прищурился – и внезапно лицо начало приобретать законченные очертания. На месте пустых дыр сверкнули знакомые, пронзительные и насмешливые карие глаза.
- Ринна, - выдохнул Зевран одними губами.
В этот момент и комната, и люди в ней неожиданно перестали существовать.
- Как… откуда…
- Твой amante* был так любезен, что пригласил нас с Талиесеном поучаствовать в его маленьком эксперименте. Неожиданно рядом с Ринной начал вырисовываться еще один силуэт, в котором, действительно, несложно было распознать Талиесена.
Отчего-то ног Зеврна задрожали, его накрыла слабость.
- Откуда… - начал он снова, но Ринна перебила его. Она поцокала языком и покачала головой:
- Ты никогда не умел сосредоточиться на том, что важно, Зев. Например, на том, что у тебя немеют ноги…
Ринна улыбнулась. Нехорошо улыбнулась. Зевран знал эту улыбку – она так и не простила его. С другой стороны, будучи мертвым, простить того, кто тебя убил, наверное, нелегко.
- Что ты… делаешь?
- Мы всегда были вместе, - вмешался Талиесен. – Помнишь? Помнишь, как мы когда-то решили, что и умрем тоже вместе?
- Мы были детьми! – Зевран резко замотал головой.
- Кстати о детях, - музыкальным голосом пропела Ринна и повернулась к Марту.
- Нет! Не смей! – Зевран вытянул руку вперед, но это было все, что он мог сделать сейчас.
__________
* Любовник (антиван.)}
[/npc]

+1

5

[npc]
{name}:{Dorian Pavus},
{avatar}:{http://s018.radikal.ru/i520/1706/b7/b3ece6040e9d.jpg},
{info}:{},
{post}:{Мертвые стремятся вернуться к живым. Это закон. Какой бы не была их смерть: внезапной или после долгой болезни, случайной, нелепой, глупой или спланированной убийцей или самоубийцей в них всегда живо это стремление. Даже пожилой, умерший на своей постели в окружении внуков где-то в потаенных глубинах стремиться вернуться в мир живых и посмотреть на своих прапраправнуков... Благими намерениями.
Найти души, желающие вернуться было легко, но Дориану не нужны были любые, ему нужны были те, кто согласились бы "работать" с ним над его экспериментами и не пытались бы "вселиться" в ослабевшего от ритуалов некроманта. Судьба, насмешка или стечение обстоятельств, но однажды на его зов пришли те, кого он искал. Любопытство, капля ревности и излюбленная поговорка "бывших любовников не бывает" подтолкнули Павуса заключить сделку: он обещал им, что при успехе экспериментов они вернуться в этот мир. Он не доверял им, они вряд ли до конца верили в его авантюру, но сделка есть сделка. И ещё один пункт - они никогда не должны были встретиться с Зевраном. На этот счет у Магистра было плохое предчувствие.
Зевран смотрел сквозь него, посохи в руках Дориана похолодели, их глазницы опустели и души замерцали в печати возле эльфа. Он почти не слышал их разговора: духи обращались не к нему - они звучали в голове Аранная, да еще печать дрожала, издавая звенящий звук, стонал ещё один посох, скулил и подвывал за порогом Огрен.   
- Не сссмей. - зашипел Магистр, когда тень девушки двинулась к Марту. - У нас был договор, помнишь? - в глазах Ринны не читалось ничего, кроме жажды смерти, впрочем, не удивительно для ассасина при жизни. Она не слышала или не слушала его, скорее сейчас ведомая жаждой мести, чем желанием вернуться в бренный мир. В центре печати ухмылялся Талиесен - он тоже, очевидно, разделял стремление Ринны поиграть... Мне не хватит сил спасти их обоих. - оскалился Павус. Зевран не мог сопротивляться печати - он не владел магией. Март был магом и печать вбирала и его силы, он мог бы освободиться, если бы изъявил желание обучаться некромантии, но увы. Дориан не так это себе представлял, не верил, что когда-нибудь придется проделывать такое, но...
Некромант быстрым движением поднял с пола третий посох и в один стремительный рывок оказался между Ринной и Мартом. Хозяин печати он мог двигаться так же свободно внутри неё как духи, но плата была высока - он слабел быстрее Марта и Зеврана, выкупая своими силами их жизни. Слова сорвались с губ, сплелись в заклинание, маг усмехнулся и бросил посох под ноги Зеврану. Дух, вырвавшийся из черепа, выглядел скорее недовольным чем таким же воинственным как двое в печати.
- Я говорил, что этим двоим нельзя доверять, сын. - повел плечом Павус старший.
- Мы обязательно поговорим о твоем неоспоримом таланте оказываться правым даже после смерти, отец, как только отправим этих Воронов обратно. - широко улыбнулся альтус, легко кланяясь. Дух перевел взгляд с ассасинов -призраков, на двух эльфов в печати - похоже ритуал явно пошел не по плану.
- А это...
- Это - Мастер Зевран Араннай, мой муж, у меня за спиной твой внук - Март, в дверном проеме - твоя внучка, Мира. И если ты не изволишь мне помочь - оставишь детей сиротами. - маг сделал шаг назад, схватил мальчишку за шкирку и одним резким движением швырнул его за пределы печати. Ринна недовольно зашипела - она явно не заметила маневра за всем этим представлением. Печать затрещала, фиолетовое пламя под ногами Дориана вспыхнуло ярче, некромант захрипел, пошатнулся, но удержался на ногах.
- Не заставляй меня развеивать тебя, Ринна. Уходи... - маг нахмурился, в центре печати в руках его отца вспыхнула защитная руна.}
[/npc]

+1

6

[npc]
{name}:{Zevran Arainai},
{avatar}:{http://sf.uploads.ru/7Fuv4.png},
{info}:{Первый Коготь Антиванских Воронов, почетный отец года},
{post}:{Честное антиванское слово: меньше бывших напарников Зевран сейчас хотел видеть только покойного отца Дориана. Сейчас был исключительно неподходящий момент, чтобы представляться его почившему высочеству  и пытаться произвести впечатление. Действительно, Павус-старшей посмотрел на Дориана таким взглядом, как будто тот сошел с ума и пробормотал что-то вроде: «Это уже слишком даже для тебя!». А потом он повернулся к Зеврану, и по его выражению лица можно было подумать, что он увидел исключительно уродливое насекомое.
Тем не менее, в его руках загорелась защитная руна.
- Мастер Зевран? – переспросил Павус-покойный, обращаясь к эльфу.
- Мастер Антиванских Воронов. Первый Коготь, если вас интересуют…
- Не интересуют, - холодно перебил маг, но что-то в его голосе неуловимо изменилось. Его магия окутала Зеврана, и цепи, сковавшие ноги, начали слабеть.
- В прошлый раз тебя спасал недобитый Страж, в этот  - мертвый старик, - констатировал Талиесен. Павус-старший не обратил на его шпильку внимания, Зевран напрягся. Он нашел глазами Талиесена, Ринну, Дориана и детей: антиванка застряла на границе печати, сверля глазами молодых воронят. Кажется, она что-то говорила им. Дети чуть заметно морщились, но не отвечали. Видимо, она решила рассказать детям про славную молодость их отца. Ладно. С этим он разберется позже.
- Как вы здесь оказались? Что вам нужно от Дориана? – потребовал эльф. Он все еще не мог поверить, что Павус мог сам додуматься и призвать его бывших напарников. Двух ассасинов, которые рисковали ради Зеврана всем (немногим), что у них было, а взамен получили… по кинжалу в горло.
Талиесен рассмеялся ему в лицо:
- Спроси у своего любовника! Он искал добровольцев. Мы подумали, что нам нечего терять. Тем более, раз нам мог всыпать шанс еще раз повидаться с тобой.
- Вы следили за мной, - упавшим голосом констатировал Араннай.
- Приглядывали, - поправил Талиесен и снова расхохотался. А потом без предупреждения рванулся вперед.
Зевран был готов: магия Павуса-старшего избавила его от действия печати, хотя какое-то шестое чувство все еще подсказывало ему, что выйти он не сможет. По крайней мере, пока не разделается с этими двумя, которые не хотят его отпускать. Только как? Чтобы выиграть время, Зевран закружил по руне, не без труда уходя от выпадов Талиесена.
- И долго ты собираешься от меня бегать? Ты знаешь, я не собираюсь тебя убивать. Нет. Мы с твоим любовником договаривались о другом: он обещал, что мы снова будем жить. О! Я вижу, ты удивлен. Так он совсем тебе ничего не рассказал? Задумайся, может быть, это не спроста. Может быть, он с самого начала рассчитывал загнать тебя в эту руну. Может, он устал от твоей вечной трескотни. Или, может… наш Мастер уже не так хорош в постели? Не волнуйся. Когда я займу место в твоем потасканном теле, я быстро приведу его в норму и займусь нашим магом…
Тут терпению пришел конец. Не Зеврана, а Павуса-старшего. Он выбросил вперед руку, пытаясь, очевидно, произнести какое-то заклинание, но его перехватила Ринна. Она змеей скользнула вперед, чуть не сломала руку Голварду и повалила его на пол. Зевран был достаточно близко, чтобы броситься третьим в эту кучу и сбить Ринну со старого мага. Они долетели до края руны и вместе упали почти к ногам Дориана.
- Милый, если ты будешь так… лбр… - Ринна, видимо, не собиралась захватывать его тело, она самым банальным образом начала его душить, - и подскажешь… как от них избавиться…}
[/npc]

+1

7

[npc]
{name}:{Dorian Pavus},
{avatar}:{http://s018.radikal.ru/i520/1706/b7/b3ece6040e9d.jpg},
{info}:{},
{post}:{Дориан лишь беззлобно усмехнулся в ответ на ремарку отца - что-то в этом роде он и ожидал, так что воссоединение семьи можно было назвать удачным: по крайней мере они не пытались убить друг друга. Этим, впрочем, занялись друзья Зеврана. Магистр, конечно, догадывался, что они не будут рады его видеть, но такой ненависти и желания мести даже он не ожидал. Отдаваясь этим эмоциям души темнели и грубели - он видел это своими глазами. Нет, не такого результата он ждал. Эксперимент очевидно провалился - мертвой душе не место в мире живых: превращать духа в раба, заключать души в плен артефактов - это одно, но зашел слишком далеко, даже для некроманта. Впрочем, его успехи не впечатлили Магистра Голварда - даже если бы он смог стать Богом Смерти, этого тоже вряд ли было бы достаточно...
Март и Мира были в безопасности - Марта потрепало немного, но он быстро придет в себя: эльфийская регенерация и молодость со временем сотрут отпечаток смерти. Ринна, раздосадованная неудачей с мальчишкой, тело которого она возможно хотела захватить, шипела что-то про предательство, слепую веру и доверие... Павус тяжело и хрипло выдохнул: пока она отвлеклась на эту пустую болтовню, у него было время сплести сложное заклинание. А вот Талиесен не отступался - он твердо вознамерился захватить тело Зеврана. Странно, Дориан ведь говорил им, что для переселения нужно мертвое тело или добровольное согласие уйти, поменяться местами, ибо две души в одном теле - это уже одержимость.
Он не слушал их перепалку - магия забирала последние силы. Печать не могла быть разрушена до того момента, пока ритуал не будет проведен: душа из мира теней должна обрести тело, быть поглощена или упокоена - развеяна. Двоих ассасинов было трудно назвать смирившимся духами, готовых оставить этот мир, предлагать чье-либо тело Павус им более не собирался, да и физически не мог. Покинув печать он лишь закроет проход для душ в этот мир и они останутся здесь навсегда, не во плоти, как сейчас в печати, но не самыми желанными гостями точно. Кроме того, существовала опасность, что они могли обратить чуть ли не в демонов, как тот дух, друг Соласа, призванный не ради своего предназначения. Как не прикидывай варианты, но рисковать Дориан не мог: если он не собирался откликаться на Ринну, конечно, то нужно было избавляться от гостей.
- Не мешай ему. - бросил Павус старший, ударяя по спине призрак девушки, оседлавший Зеврана, огненным хлыстом. Девушка подскочила как ужаленная. Сзади мелькнула тень Талиесена:
- А ты не лезь, старик... Или тоже хочешь вновь почувствовать себя живым? Ассасины предусмотрительно не нападали на Дориана - он внушил им, что если с ним что-то случится, они превратятся в ничто и больше не смогут присматривать за Зевраном. Это их очень расстроило.
- Я не тебе. - брезгливо поморщился Павус-покойный. Дориан в тот момент стоял на коленях, упираясь ладонями в каменный пол, руна под ним пылала с каждым мгновением все ярче, его глаза потемнели, а взгляд стал невидящим.
- У тебя нет выбора, некромант! Разрушишь печать и мы станем вашим ночным кошмаром и рано или поздно, во сне, заберем ваши тела! Отдай нам этих детей... Спасти своего отца это ведь так благородно, правда, детки? - слова Ринны были похожи на яд.
Тогда, когда он нашел их в подвале, Миру и Зеврана, покалеченных, в крови, когда стянул магическую цепь на шее магессы, он понял истинную силу своих новых заклинаний.
- Вы меня утомили... - просипел альтус, сжимая в руках тонкие фиолетовые линии руны: он словно отрывал их от земли, превращая в единую цепь, медленно стягивающуюся. Призрак отца нахмурился, дернул плечом и подойдя к эльфу, помог ему подняться. Его магия слабела - духи все же не могли долго находится в этом мире в полной своей силе, но печать лишь крепла, жгла ледяным огнем, рушилась его призывная магия, но она каким-то образом и не пускала их в мир живых. Можно было подумать, что Дориан вознамерился поглотить три души, но Голвард догадывался, что это не так, хотя даже ему было не подвластно просчитать в скольких измерениях Павус младший ломал пространство, разбивал и одновременно удерживал барьер, рвал и перекраивал его. 
- Ради него? - проговорил отец.
- Есть варианты? - бледные губы сына растянулись в улыбке на мгновение.}
[/npc]

+1

8

[npc]
{name}:{Zevran Arainai},
{avatar}:{http://sf.uploads.ru/7Fuv4.png},
{info}:{Первый Коготь Антиванских Воронов, почетный отец года},
{post}:{Зевран поднялся, сумел стряхнуть с себя невовремя объявившегося Талиесена, и, покрутив головой, счел за лучшее встать недалеко от Павуса старшего. Ринна шипела что-то детям, и те смотрели на нее, как кролики на удава.
«Дориан прав: здесь бы пригодились его уроки. Придется добавить в программу тренировок знакомство с магией».
Как бывший Гильдмастер, Зевран делал такие пометки уже почти бессознательно, и это не помешало ему в очередной раз уклониться от Талиесена. Старый друг, кажется, не хотел замечать никого и ничего, кроме Зеврана. Учитывая обстоятельства его смерти, возможно, это было и не удивительно.
- И почему он все еще тебя терпит? Ты убиваешь все, к чему прикасаешься. За это тебя когда-то называли лучшим Вороном! Он, наверно, считает себя особенным? Я тоже считал…
Зевран почувствовал, как вместе с каждым словом призрака по его венам снова расползается оцепенение, холодное и цепкое. Его собственный страх, похоже, был неплохим топливом для неведомой магии Дориана.
- Я… я не… - Зевран попытался что-то возразить, но в этот самый момент Дориан упал на колени, фиолетовые нити вокруг него засветились, и Зевран увидел побелевшие губы мага.
«Ты убиваешь все, к чему прикасаешься», - раздалось в голове могильным шепотом. И время застыло.
«Ради него?» - долетело как будто из другой реальности. – «А разве есть варианты?»
Зевран резко тряхнул головой и громко выругался на самом забористом тевине, какой знал.
- Хватит! Он не… – он поднял глаза на Говарда Павуса, сведенной судорогой рукой достал из-за пояса кинжал и воткнул в раскрытую ладонь. – Вытащи его.
Говард задумчиво наклонил голову, пару секунд молча смотрел, как красные струйки стекают по руке и падают на руну, а потом милостиво кивнул, и его магия, искрясь кроваво-красными всполохами, снова засияла, сплетаясь с магией Дориана.
Зевран тяжело опустился на одно колено: в глазах мелькало от блеска фиолетовых нитей, мысли путались, а сердце билось неровно, как будто никак не могло решить, сорваться в панику или просто остановиться.
Он не заметил, как все закончилось. Просто в какой-то момент он открыл глаза, которые не помнил, когда закрыл, и понял, что каменный пол потускнел, а ноги его снова слушаются. Зевран выдернул кинжал из руки, тяжело поднялся и, ни на кого не глядя, побрел в сторону выхода. Проходя мимо Дориана, он пробормотал, не оборачиваясь:
- О чем ты думал!? Они рисковали ради меня всем. А я их убил.
А потом он вышел и, ни на что не реагируя, почти ощупью побрел наверх, на чердак, и еще выше, на крышу, туда, где никто не смог бы до него добраться. И он ни до кого не смог бы добраться. Ему нужно было успокоиться. К большому счастью Дориана, по пути он пару раз едва не потерял сознание, и только поэтому не мог никого сейчас убить. Только поэтому.}
[/npc]

+1

9

[npc]
{name}:{Dorian Pavus},
{avatar}:{http://s018.radikal.ru/i520/1706/b7/b3ece6040e9d.jpg},
{info}:{},
{post}:{Цепи стягивались с каждым его словом, с каждым мгновением жизни в его теле оставалось все меньше. Он привязал призванные души к своей магическими цепями, и намеревался развеять их, дав вечный покой. Дориан не допускал мысли, чтобы жертвой его экспериментов стал Зевран, дети или кто-то ещё. Магистр зашел слишком далеко, хотя в Тевинтере это понятие растяжимое и должен был заплатить за свою самоуверенность и одержимость жаждой знания. Однако, в какой-то момент кто-то дернул за цепь с другой стороны. Павус поднял глаза: отец, кровь, эльф на коленях: все в традициях тевинтерского жертвоприношения. Магия крови?! - поморщился альтус. Конечно, Магистр Голвард владел ею, и сейчас он не пытался изменить самого Дориана - лишь его судьбу. Теперь якорем для Воронов стала душа Павуса старшего, цепи внутри рванулись выдерая из груди половину жизненных сил, тех что остались. Маг не мог ни кричать, ни говорить, он лишь видел как души слабели, растворялись, слышал как шипели Ринна и Талиесен в его голове: Он убил нас! Убьет и тебя! Не думай, что ты особенный! Что для ассасина жизнь другого имеет значение... Альтус лишь усмехнулся в ответ на их слова: Мы уже проходили с ним это однажды. Я простил ему свою смерть. Печать вспыхнула в последний раз и погасла, от духов не осталось ни следа. Павус оттолкнулся ладонями от пола и устало прислонился к стене.
Жертва Зеврана и его отца была велика, но была принесена слишком поздно - смерть на этот раз забрала через чур много. Он чувствовал, что сил у него лишь на несколько вздохов - пустота внутри парализовала холодом изнутри, погасла магия в глазах, угасала и жизнь. Зевран прошел мимо, он был зол и расстроен, а Дориан даже не мог позвать его, с тяжелым выдохом провожая его взглядом. Дети подхватили его под руки, босые ноги сделали несколько шагов по ледяному полу, почти уже бесчувственное тело некроманта опустили на кровать. Он поймал их за запястья, сжал, мягко улыбнулся, взглянув в испуганные, ещё детские глаза, как тогда у дома их отца и закрыл глаза.
Если бы Зевран мог, то наверное бы сейчас как и Дориан пыхал огнем. Но он не умел, хотя остывать тоже ему приходилось часто. В Минратосе было ещё утро - казалось, их битва продлилась часы, но нет: в магии ничего нельзя знать наверняка. Где-то в доме Магистр Павус закрыл глаза, а светло-фиолетовая проекция, по последнему приказу хозяина появилась возле Аранная. Тень Дориана не могла говорить, она не могла передать его слова, его "Прости", даже коснуться эльфа. Она опустилась рядом с ним на колени, поймала взгляд, отразила слабую улыбку мага и, коснувшись тонкими пальцами его руки, обратилась в змею на его ладони. Исцеляющая руна - такова последняя магия некроманта.}
[/npc]

+1

10

[npc]
{name}:{Zevran Arainai},
{avatar}:{http://sf.uploads.ru/7Fuv4.png},
{info}:{Первый Коготь Антиванских Воронов, почетный отец года},
{post}:{Сквозь опущенные веки Зевран заметил, как какая-то тень скользнула по лицу, и рефлекторно распахнул глаза.
- Что?
Грустно улыбаясь, на него смотрел Дориан. Нет, не Дориан… Глаза Зеврана распахнулись шире, сердце в очередной раз сорвалось на бег, и эльф, не помня себя, подорвался с места быстрее, чем успел осознать, что происходит.
«Что я наделал! Что!? Я!? Наделал!?»
Он чуть не сорвался с крыши, но затуманенное сознание отметило этот факт уже когда он скатывался с лестницы.
«Но он был жив! Я видел. Он стоял… Проклятые некроманты и их магические выверты!»
Он ворвался в их комнату, запнулся обо что-то на пороге, чуть не налетел на Миру, и упал на колени перед кроватью.
- До-ри… - Дориан был бледен, как смерть. Эльф дернулся, неловко приложил ухо к груди мага, но кровь в висках билась так, что он не мог ничего разобрать. То ему казалось, что он слышит слабое биение, то нет. То – что он сходит с ума.
- Март! – Зевран бросил косой взгляд на Вороненка. Мальчишка выглядел немногим лучше Дориана. Зевран прикусил язык. – Найди слуг, пусть они положат тебя куда-нибудь поспать. Выметайся! Мира! Стрелой в Гильдию! Найди Далуку, пусть она разошлет гонцов. Мне нужны целители, некроманты, маги крови - все, кто умеет лечить или воскрешать! Мне плевать, кто они и откуда! Гильдия расплатится с ними. Ну!
Мира сорвалась с места, за ней выскочил ошарашенный Март. Постояв на пороге, молодой эльф догадался закрыть дверь. Зевран отвернулся от них и снова уронил голову Дориану на грудь. Он не хотел смотреть в лицо магу, не хотел больше ничего проверять. Антиванский Ворон видел смерть слишком много раз, чтобы не узнать ее с первого взгляда, но, лежа вот так, щекой на еще теплой груди, он мог соврать сам себе, убедить себя, что чувствует, как она поднимается…
- Несправедливо! Ты не можешь так поступить со мной, - пробормотал он обвиняющее в складки дорогой мантии. – Это просто глупо! Мы столько… мы были в таких переделках. И сейчас, из-за каких-то мертвых Воронов… из-за каких-то глупых палок… ими даже фехтовать неудобно! – из горла вырвался короткий, задушенной смешок.
«Несправедливо».
Что-то горячее потекло по щеке. Зевран закрыл глаза.
Голова трещала, в висках что-то бухало, как будто там поселился гном с молотом. Странно. Он только заметил. Его тошнило. Зевран упрямо закинул руку на живот Дориану, в бессмысленном собственническом жесте, как будто у него все еще была власть никуда его не отпускать. Из пробитой ладони Аранная все еще текла кровь, и в его мутнеющем сознании появилась странная мысль: «Так ему будет теплее!» А за ней пришла еще одна: «Если бы я больше никогда не открыл глаза… это было бы… справедливо».}
[/npc]

+1

11

[npc]
{name}:{Dorian Pavus},
{avatar}:{http://s018.radikal.ru/i520/1706/b7/b3ece6040e9d.jpg},
{info}:{},
{post}:{Дом Павусов давно не видел такого количества гостей, пожалуй, со дня смерти Магистра Голварда Павуса. В первый день Мира привела целителей и магов Гильдии, затем дом посетили по приглашению Воронов те, кто мог помочь, кто хотел и наконец те, чье любопытство было сильнее страха перед гневом Мастера Аранная. Из всех гостей лишь немногие смогли действительно помочь: задержать жизнь в теле Дориана. Про Марта тоже не забыли: на его душе осталась метка смерти, но как и думал некромант она быстро исчезала, напоминая о себе лишь в тревожных, порой кошмарных снах загробным холодом. Однако, молодое и горячее сердце быстро изгоняло его из души и вскоре молодой эльф мог улыбаться, хотя повода для радости не было.
В следующие три дня в дом стали приходить письма с соболезнованиями и официальными пожеланиями скорейшего выздоровления, не смотря на то, что названия этой болезни не находилось. Однажды вечером, в спальню к хозяину зашла старая служанка-эльфийка, которая не просто так по возможности не пускала детей в ту проклятую комнату. Она прожила в доме некроманта всю жизнь и видела, на что был способен Дориан и знала, какие могут быть последствия. На этот случай у Магистра Голварда был для неё четкий приказ: отдать древний, почти истлевший фолиант тому, кто окажется рядом и кому действительно будет не безразлична судьба альтуса. Как бы она не относилась к Мастеру Воронов и его детям-демонятам, она видела его боль и разделяла.
- Мастер Араннай... - морщинистая рука коснулась плеча дремавшего за столом эльфа. За эти дни он очень изменился, женщина не могла полностью понять глубину его чувств, хотя сама она тоже скучала по своему капризному, высокомерному и невыносимо очаровательному хозяину. Заходя в комнату, она никогда не смотрела на него больше, увидев однажды в кровати лишь тень Дориана, его серую, бледную копию. Его сердце билось, редко и слабо, порой останавливаясь и тогда снова нужно было втирать в его еле теплую грудь мазь, пахнущую горькими травами и эльфийским корнем. Но в отличии от Марта, его кожа и губы оставались бледными, а его черные волосы подернула седина, словно иней на морозе. - Магистр Голвард однажды наказал мне... если что-то случится... отдать эту книгу... - она положила тяжелый том на стол, - и я хочу отдать её вам. Наверное, надо было раньше. Но я надеялась... - она запнулась, опустила взгляд и поднеся к лицу зажатый в кулаке платок, вышла из комнаты так быстро, насколько могла.
В книге на тевине описывалось множество ритуалов по некромантии, но последняя страница была исписана рукой Дориана. Эти записи были посвящены его экспериментам: оказывается, он пытался раскрыть тайну одержимости. Он писал о том, что нашел неожиданных добровольцев, что догадывается об их ненависти к Зеврану и сделает все, чтобы они не встретились. Он хотел вернуть их в этот мир, вселив души в покинутые тела, но на всякий случай работал над заклинанием сковывания, которое можно было бы потом использовать для лечения одержимых, не убивая их. Скорее всего его он и пытался применить, выкупая своей душой жизни попавших в печать Марта и Зеврана. Но его отец вмешался и отдал свой дух, чтобы развеять, а не сковать души, но и этого оказалось мало.
Душа Павуса младшего оказалась расколота: часть её забрал ритуал и она была развеяна заклинанием Голварда, а часть задержалась где-то на грани и пока в теле поддерживали жизнь не могла уйти. В первые дни она была слишком слаба и при всем желании не могла вернуться в мир живых, а уйти в мир мертвых не хотела. Дориан видел все происходящее в доме словно во сне, сквозь непроницаемое стекло завесы. Он чувствовал боль и горе и они держали его, не давая обрести покой. Увидев книгу на столе он поморщился: он боялся, что Зевран решится повторить ритуал и попробует вернуть его душу, любой ценой. Магистр фыркнул и неожиданно свеча на столе погасла. Он удивленно вскинул брови.
- Зевран! - проговорил он, но ничего не произошло. Тогда он приблизился к тому, что теперь называли его телом, брезгливо поморщился и провел ладонью по щеке. Снова ничего.
Время шло. Близился к закату седьмой день как был совершен ритуал. Душа Дориана окрепла, ведомая желанием уберечь близких, но её сил по-прежнему не хватало на то, чтобы вернуться полностью к жизни. Он мог гасить огонь, пробегать по спине ледяным порывом сквозняка и тенью входить в сны. Хотя последнее приносило лишь боль его близким, а поговорить с ними не получалось и Павус был вынужден оставить эту идею. Зевран вновь вернулся глубокой ночью и если бесплотный дух мог чувствовать, то сейчас Дориан чувствовал как сжимается его сердце.
- Отпусти меня. - выдохнул он и в комнате стало холоднее. - Аматус... - прошептал он и по удивленному взгляду золотых глаз понял, что его слышат. Он склонился к своему телу, бледные губы еле заметно шевелились.
- Отпусти меня...}
[/npc]

+1

12

[npc]
{name}:{Zevran Arainai},
{avatar}:{http://sf.uploads.ru/7Fuv4.png},
{info}:{Первый Коготь Антиванских Воронов, почетный отец года},
{post}:{Скрипы, треньканье и возмущенные возгласы снизу мешали сосредоточиться и загоняли раскаленные иглы в и так болевшую уже которые сутки голову Зеврана. Видимо, опять этажом ниже проходил какой-то «консилиум». Маги, которых Араннай собрал у ложа умирающего (технически – умершего) Дориана, больше всего напоминали ему стаю стервятников, только эти хотели не крови, а «знаний». Они набросились на возможность поэкспериментировать с телом некроманта так, как будто это было самое занимательное событие в их бесполезных жизнях. Хотя, может, так и было. И, может, крови они тоже хотели, демон этих тевинтерцев разберет. Факт в том, что, если бы Зевран вовремя не приставил к горлу одного из них кинжал, они бы уже вспороли Павусу живот и изучали его внутренности. У каждого титулованного колуна было свое мнение, как правильно воскрешать недоупокоенных некромантов.
Зевран махнул на них рукой несколько дней назад, с тех пор, как служанка отдала ему таинственный фолиант Павусов. С этого дня он поселился за письменным столом Дориана (только Дориан мог поставить письменный стол прямо в спальне, хотя в его распоряжении был целый этаж!) и методично, хоть и с большим трудом пробирался через хитросплетения тевинтерских слов и рун. Первым делом он прочитал заметки Дориана, от души проклял и некроманта, и всех ненормальных имперцев, но, увы, никакого решения не нашел. После этого Зевран открыл книгу сначала и начал вдумчиво изучать каждый ритуал.
Некромантия явно текла в крови Павусов, и Дориан явно был не самым извращенным из ее адептов. От некоторых описаний морщился даже Араннай. Или в этом был виноват отвратительно мигающий свет свечи по ночам? Каждое колебание пламени, казалось, подбрасывало новых углей в раскаленную голову эльфа. И с чего только оно колебалось, если Зевран не чувствовал никаких сквозняков?
Вдруг пламя снова дрогнуло, и на этот раз холод прокатился по коже Зеврана. Араннай вскинул голову, его зрачки расширились, как у дикого животного.
- Я схожу с ума? – поинтересовался он хрипло прежде чем встать и на нетвердых ногах подойти к постели Дориана. Ему показалось, или губы Павуса действительно шевельнулись?
- Если я не схожу с ума, то… - начал Зевран немного жалобным тоном, но тут по комнате прокатилась новая волна холода, и свеча на столе погасла. Араннай глубоко вздохнул.
Быстро взять себя в руки, взять все эмоции в кулак, пока паника не взяла верх! Думать! Дориан еще здесь, у них еще есть время. Если бы только этот гримуар…
- Даже и не надейся, - проговорил он медленно и раздельно, прожигая взглядом мертвенно-бледное лицо Дориана и в тайне надеясь, что тот хотя бы моргнет. Хотя бы раз. – Помнишь, как-то раз ты уже пытался сбежать от меня в Тень? Тогда я обещал тебе, что отправлю весь Тедас к демонам, чтобы тебя вытащить. Ты знаешь, что у меня хватит глупости это сделать. Поэтому, если ты не хочешь прибавить работы Леди Инквизитору, то постарайся мне помочь, хорошо? Сейчас я сяду за стол и буду медленно переворачивать страницы. Когда я открою ритуал, который, по-твоему, может нам помочь, ты еще раз мигнешь мне свечей. Учти, если нет, то я притащу сюда всю эту когорту снизу, и скажу им, что ты все еще здесь. Наверняка они найдут способ воплотить твой дух… во что-нибудь, что уязвит твой эстетический вкус.
Зевран помялся еще немного, не дождался ответа от бездыханного тела, потом осторожно наклонился, поцеловал ледяные губы и вернулся к столу, чтобы зажечь свечу.}
[/npc]

+1

13

[npc]
{name}:{Dorian Pavus},
{avatar}:{http://s018.radikal.ru/i520/1706/b7/b3ece6040e9d.jpg},
{info}:{},
{post}:{- Упрямый эльфийский сын. - тяжело выдохнул Дориан, но на этот раз его губы не пошевелились, а пламя свечи не дрогнуло. Находясь между Тенью и миром живых, некромант чувствовал себя беспомощным, словно вернулся в детство - тогда у него ничего не было кроме амбиций и таланта. Это злило его и он все больше хотел изменить свое плачевное положение. Но больше всего его вдохновили и одновременно удивили чувства и эмоции Зеврана. Они не первый год были вместе и за это время пережили сотню приключений в этом мире и в Тени, а потому не сомневался в словах эльфа и про демонов и про вселения его духа. Павус усмехнулся и поднявшись от своего тела вернулся к письменному столу.
Эльф пролистал книгу от обложки до обложки и начал заново. Дориан вчитывался в заклинания, всматривался в руны и описание ритуалов, но никак не мог понять как обратить процесс, как вернуться в собственное тело. В следующий раз надо продумать как обратить ритуал, прежде чем экспериментировать со Смертью. Они снова пролистали весь гримуар.
- Кафасс... - зашипел некромант и из-за его гнева свеча погасла, холод острым кинжалом врезался в кожу эльфа и маг отступил от него. Мертвым не место возле живых. - покачал он головой. - Прости, аматус. Ничего не выйдет. Прости... - его бледные губы вновь пошевелились. Дух ушел в глубину спальни, уселся в кресло и посмотрел на свое тело: - Может жизнь вернется со временем или... Я не знаю, как лечить душу. Все эти ритуалы бесполезны. - рассуждал он вслух, оставаясь не слышным для эльфа. Мысленно он вернулся в то утро, когда был проведен ритуал, когда Араннай, закрыв глаза, лежал у него на груди. Маг почувствовал его дыхание на коже, его боль и тут его безжизненное тело пошевелилось, глубоко вздохнуло и прошептало: - Несправедливо...
Думай, Дориан, думай. - дух порывисто поднялся с кресла, подошел к телу. Вспомни на чем основывался тот ритуал. Что питало руну? Страх, боль, ненависть... они держат мою душу там, где были развеяны духи Ринны и Талиесена. Значит нужно... - он обернулся на Зеврана и действительно испугался. Он испугался, что если попросит Мастера о том, что по его смелому предположению вернет его душу в этот мир, то цена окажется слишком высокой. Маг подошел к эльфу, положил ладони на плечи, мягко поцеловал в затылок.

- Это не ты все убиваешь, а я... Некромант и жизнь не совместимы. - он провел рукой по книге, захлопывая её. Руны на ней осветились первыми рассветными лучами. - Красиво. - маг двинулся в сторону балкона, ветром распахнул занавески. - Наше время прошло, аматус. - улыбнулся он, посмотрев на восходящее солнце и обернулся через плечо на эльфа. Тут он заметил, что его дух отбрасывает еле заметную тень. }
[/npc]

Отредактировано Grey Summers (2017-06-05 22:47:26)

+1

14

[npc]
{name}:{Zevran Arainai},
{avatar}:{http://sf.uploads.ru/7Fuv4.png},
{info}:{Первый Коготь Антиванских Воронов, почетный отец года},
{post}:{Холод пронесся по комнате и погасил свечу, Зеврану показалось, что он расслышал чуть слышное тевинтерское ругательство. Он задумчиво посмотрел на страницу, которую только что перевернул: даже с его знаниями он сомневался, что статья под затейливым названим: "Некромантия в подарок. Как завести ребенку домашний скелет феникса" - это то, что им сейчас было нужно. Значит, Дориан точно зашипел не от радости.
Эльф неслышко вздохнул и остался сидеть на месте. Он ничего не мог сейчас сделать - он это прекрасно понимал. Вся надежда была на Дориана и его хваленое (заслуженно, конечно) магическое дарование.
Холоднок касание на плечах. Зевран выпрямился и перестал дышать, прислушиваясь.
- Что ты нес... - Араннай зашипел, но поперхнулся на середине слова. Он заметил краем глаза какое-то движение. Очень осторожно, боясь спугнуть наваждение, он повернул голову. Дориан... появился бледной тенью в воздухе. На секунду Зеврана захлестнула волна облегчения - наконец-то он мог посмотреть в эти глаза...
  Но потом холод сжал сердце: а точно ли то, что он мог видеть Дориана, было хорошо? Или это означало, что последняя нить, которая связывала душу с телом, оборвалась? Что он там говорил? "Некромант и жизнь не совместимы?" Как загипнотзированный, Зевран встал и подошел ближе. Он не смотрел в окно - он смотрел на полупрозрачную фигуру, освещенную первым бледным светом. Непривычно бледное лицо Дориана как будто светилось изнутри, будто он действительно уже был частью того, другого мира.
  "Так оно и есть", - напомнило упрямое сознание, и Зевран тряхнул головой. Он отказывался в это верить! Должен быть способ... Дориан должен был знать что-нибудь.
  "А ведь он не сказал, что способа нет", - вдруг осознал Араннай. И чуть заметно прищурился. Дориан задумчиво смотрел в окно с отрешенностью существа, которое смирилось со своей судьбой, но не слишком ли быстро смирилось? Одна короткая вспышка холода, десять минут раздумий - и все? И никакой длинной, умной речи о перепитиях магии, устройтве душ и Тени, неумолимости некромантского ремесла?
  "Кто-то пытается задурить голову бедному эльфу", - заметил задумчивый внутренний голос, и Араннай мысленно с ним согласился.
  "Ничего. Эту трагедию можно разыграть на два голоса".
  Он сделал шаг вперед, осторожно коснулся руками прозрачного плеча и поморщился, когда ничего не почувисвовал?
- Ты уверен?   
  Эльф перед взгляд за окно, потом сделал еще шаг, чтобы оценить расстояние до земли.
- Ну, может быть и так, - решил он спокойно. - Забавно. Я слышал о Воронах, которые обрывали свою жизнь сами: обычно они боялись гнева Гильдии, или на них накатывали приступы совести. Я и сам в юности чуть не сделал такую глупость. Но никогда не думал, что вот так...
  Зевран хмыкнул, он явно вспомнил что-то забавное:
- Знаешь, как-то в юности одна гадалка нагадала мне, что я не умру молодым. Мы тогда очень удивились оба. Ну что ж, видимо, пора признать, что моя молодость прошла. Как ты думаешь, - теперь на его лицо сияла уже искренняя улыбка, - убийцы и некроманты попадают в одно и то же место в Тени, или мне опять придется продираться сквозь стену демонов, чтобы добраться до тебя?}
[/npc]

+1

15

[npc]
{name}:{Dorian Pavus},
{avatar}:{http://s018.radikal.ru/i520/1706/b7/b3ece6040e9d.jpg},
{info}:{},
{post}:{- А это уже шантаж, аматус. - губы мага улыбались, но между бровей залегла глубокая морщинка - он недовольно хмурился, мысленно отстраняясь и погружаясь в тяжелые раздумья. Конечно, Зевран шутил - Павус был уверен, что эльф слишком любит жизнь, чтобы так легко с ней расставаться, да и ради чего? В этом мире у Аранная были дети, Вороны, амбиции и цели, которые он продолжал ставить перед собой и добиваться, не смотря не на что, обгоняя смерть и бросая вызов судьбе. Со дня их встречи, с того взгляда опытного ассасина на ещё юного мага их желание быть вместе - вызов судьбе, богам и врагам. Но стоит ли это того?
Вернуться к жизни. Это звучало легко и со временем Дориан даже понял как, но вот решиться на этот шаг... Нет, Павус не сомневался, что он нужен Зеврану, детям, но за всей этой мирской суетой он совершенно забыл, что нужно было ему, чего он хотел. Когда-то очень давно отец пророчил ему судьбу великого Магистра, а он сбежал, чтобы самому решать свою судьбу. И каков итог? Он стал Магистром Павусом, его уважают и боятся, но то ли это величие, та ли сила, на которую он действительно способен? Столько лет и сил потрачено, столько ошибок, столько опрометчивых решений. Жалел ли он о них? Нет. Но что если бы он пошел по-другому пути. Кому-то жизнь сулит сотни преимуществ, благ и возможностей, но для Дориана - Смерть была всегда богиней и госпожой. Он помнил то пьянящее чувство в Тени, когда неспешными шагами он мерил императорский зал, когда в его теле жила огромная сила. Тщеславие, гордыня, алчность - о да, альтус всегда был жаден до подарков судьбы, упивался магией и гордился своим даром. Но что стало с ним за последнее время? Он словно остановился, замер в своем развитии, восхождение к власти или к совершенству в магическом искусстве. Его опыты приходилось ограничивать и откладывать из-за опасности для домашних. Приходилось рисковать ради возможности быть с Зевраном. Их семейная идиллия была так скоротечна, но при этом за неё приходилось дорого платить, утопая в интригах, спасая друг друга после очередных покушений. Но вместо наслаждения мгновениями вместе в душе оставался лишь горький осадок и мысль: а были бы они вместе, не будь всех этих "приключений". Чувства? Нет, они никогда не говорили о чувствах...
Казалось, они простояли на балконе пару часов, но на самом деле не прошло и пары минут. В действительности эти мысли пришли к альтусу не сегодня и не сейчас, но то, что с ним случилось заставило его вернуться к ним вновь. Не смотря на жалкое положение его тела, дух его был силен как никогда, он научился за это время странствовать между мирами. Сколько перспектив эта возможность открывала ему, жаждущему знаний и сил, одержимого тайнами магии и Тени - не счесть! Конечно, Зевран поддержит в нем жизнь столько, сколько сможет, чтобы не двигало эльфом: упрямство, привычка или... Дух мотнул головой, на губах дрогнула улыбка.
- Не делай глупостей... без меня. - шепнул призрак, бесплотные губы коснулись губ эльфа и Дориан растворился, вернувшись в Тень.

Его не было до вечера: дух не появлялся, а бледные губы так и не произнесли ни слова.
С появлением первой звезды глаза Магистра Дориана Павуса широко распахнулись: часть его души так и осталась развеяна заклинанием, но большая ее часть оставалась здесь: в заклинание-печати, за ушком Миры, в горячем сердце Марта, с тех пор как он вытащил его из печати, но самое главное...
Альтус поднял руку, приподнялся и еще не различая очертаний комнат даже не удивился, что чьи-то пальцы сплелись с его. Маг подтянулся, поднимаясь. Жизнь в его глазах теплилась едва, а не горела как прежде, но он улыбался тепло и мягко. За эти дни Дориан не позвраслел, как за тот год, что они были в далеке - он постарел. Глубокие морщины, седая прядь и глаза, они стали тусклыми без магии. Магия держала его в Тени, давала огромную силу, власть переходить в миры, но не давала ему вернуться. Ему нужно было сделать выбор как когда-то.
Мужчина обнял эльфа за плечи, ткнулся носом в шею, шумно вдохнул знакомый запах.
- Если ты думал, что выбор между смертью и жизнью с тобой - простой... - он тяжело выдохнул. - То ты ошибался... - пауза, длинною в мгновенье, в пять лет, на один стук сердца, на то, чтобы сжать крепче, вздохнуть и прошептать: - аматус...

}
[/npc]

+1

16

[npc]
{name}:{Zevran Arainai},
{avatar}:{http://sf.uploads.ru/7Fuv4.png},
{info}:{},
{post}:{Дориан снова исчез, и Зевран, простояв еще полчаса у балкона, с тяжелым вздохом заставил себя выйти из комнаты. Ему нужно было найти какое-нибудь зелье. И, наверное, что-то съесть. Когда Дориан вернется, у них будет много работы, и…
Он завернул за очередной поворот и даже не заметил, что чуть не врезался в Делайлу. Только когда женщина взяла его за плечо и заставила остановиться, он осознал, что даже не помнит, куда и зачем идет. Панталоны Андрасте, сколько же он не спал?
- Ну? – коротко поинтересовалась Морталитаси. Она всегда отличалась редким даром вложить все свои мысли в один слог.
- Он появился, - устало пробормотал Зевран. – Только он… какой-то…
- Отстранённый? – Делалйла, казалось, была ничуть не удивлена. – Пустой? Безразличный?
  Зевран передернул плечами:
- Вроде того.
- Этого следовало ожидать, - кивнула женщина.
Зевран насторожился, и тут только его мозг начал работать:
- А что ты вообще здесь делаешь?
- Я шла тебя предупредить, - теперь была очередь Делалйлы пожать плечами. – Сначала я не думала, что Дориан долго продержится, но, раз он умер за эти две недели, то…
- То что!? – Араннай был абсолютно не в настроении выслушивать лекции. Но именно лекция, как оказалось, его и ждала.
- Мы, Морталитаси, уважаем древнюю магию смерти. Тевинтерские некроманты знают о ней меньше, но твой Павус – способнее многих. И сильнее. Он смог перешагнуть за грань, Морталитаси называют это состояние «живой мертвый».
- Это вроде тех ходячих трупов в ваших Некрополях, про которые он мне рассказывал? – Зевран поморщился.
- Нет! – резко и нетерпеливо бросила Делайла, как будто возмущенная такой глупостью. – Духи в телах не имеют к этому никакого отношения. Скорее, это полная противоположность. Твой amante покинул тело, его душа уже гуляет в мире мертвых, но при этом он сохранил всю силу живого некроманта. Обычные некроманты способны на такое, когда они находятся на грани смерти, но они способны продержаться в таком состоянии всего несколько минут, потом чаша весов перевешивает в одну сторону или другую, маг или возвращается к жизни, или умирает. Но в эти несколько минут его сила и его связь с магией смерти…
Делайла остановилась, ее вечно спокойное лицо вдруг преобразилось. Никогда раньше Зевран не видел не нам такого выражения.
- Это чувство нельзя объяснить словами. Это ощущение свободы, это зов самой Смерти, и ему очень сложно противостоять. И, к тому же, в этом состоянии дух может спокойно бродить между нашим миром и Тенью.
- Ты хочешь сказать, что кому-то… это может нравиться? – Зевран изумленно выгнул бровь.
- Не тебе, - Делайла усмехнулась. – Во-первых, ты не некромант, и какой нож в тебя не воткни, результат будет один, - тут женщина хищно улыбнулась, демонстрируя яркий пример гильдийского чувства юмора. -  Во-вторых, Вороны ценят Смерть за то, что она благоволит им и позволяет всегда оставаться по эту сторону. Некроманты видят смерть иначе. Морталитаси даже изобрели особый ритуал, изготовили особые кинжалы, которые позволяют убить тело, не убивая. Многие старые маги, да и молодые тоже, сами втыкают такой кинжал себе в сердце, и, пока действует магия кинжала, они тенями бродят между мирами, наслаждаясь бесконечной смертью.
- А потом? – не удержался Зевран.
- «Потом» зависит от обстоятельств. Если это был ритуал посвящения, то тебя насильно возвращают к жизни.
- Ты хочешь сказать… что тоже проходила через это?
В ответ Делайла молча достала из рукава длинный, резкой кинжал со сверкающей зеленой рукоятью.
- Если бы у меня тогда был выбор, я бы не вернулась. 

Тем же вечером Зевран сидел на кровати и задумчиво смотрел в осунувшееся, бледное лицо Дориана. Где он бродил сейчас? Чувствовал ли он эту свободу, о которой говорила Делайла? Что ему было нужно, и нужно ли ему было хоть что-то еще, кроме «зова Смерти»? Он намекнул, что вернется, но что, если он уже забыл об этом?
Одной рукой эльф потянулся, чтобы отвести со лба поседевшую прядь волос, когда неожиданно рука Дориана дернулась, и он медленно, как будто пробиваясь сквозь толщу воды, начал подниматься на кровати. Зевран немедленно перехватил его руку.
Дориан смог сесть и немедленно обнял его. Он что-то прошептал, и сердце эльфа сжалось.
  - Я знаю, - тихо сказал Зевран в ответ. – Мне уже объяснили. Знаешь ты очень вовремя сделал выбор… Мой запас здравого смысла был на исходе…
  Он вытянул вперед свободную руку, у него на ладони лежало два кинжала: резной неваррский со сверкающим зеленым кристаллом в навершии, и короткий антиванский кортик, с обмотанным вокруг рукояти знаком Первого Когтя.
- Значит, это нам уже не понадобится?

}
[/npc]

+1

17

[npc]
{name}:{Dorian Pavus},
{avatar}:{http://s018.radikal.ru/i520/1706/b7/b3ece6040e9d.jpg},
{info}:{},
{post}:{- Делайла... - с усмешкой проговорил Дориан, хотя голос его был еще слаб и больше походил на шепот. - Я знал, что рано или поздно она догадается. - он улыбнулся вновь, разжал объятья и опустил взгляд на кинжалы. - Нет. - маг покачал головой, положив ладони на лезвия. - Неужели бы ты... - он встретился взглядом с медовыми глазами и прочитал в них ответ на свой невысказанный вопрос, прикусил губу. - Ты ужасно выглядишь, Мастер Воронов. - альтус провел ладонью по щеке эльфа, прижался на мгновенье щекой к его щеке. - Нам нужно отдохнуть. - вынес он свой вердикт и отложив кинжалы на прикроватный столик, опустился на кровать, укладывая Зеврана возле себя. От простыней пахло лекарствами и травами, Дориан не мог не поморщиться, но перестелать постель сейчас абсолютно не хотелось. Он устроился на горячей груди ассасина, слегка приобняв его за плечи и вслушиваясь в мерное биение его сердца, тут же уснул.

Луна боязливо заглянула в комнату, где они спали, прохладный ночной ветер встревожил занавески на окнах. Дориан открыл глаза, прислушался к дыханию эльфа - тот крепко спал, раскинувшись на подушках. Альтус поднялся, пошатнулся на слабых ногах - ослабленное тело плохо слушалось его, но повиновалось по-прежнему сильной воли. Его посох привычно стоял возле кровати и опираясь на него, как старец на клюку, Павус побрел в ту самую комнату. Он шел медленно и тихо - совместные миссии с Воронами научили его красться и ориентироваться в темноте, а свой дом он знал наизусть. Дверь отворилась, стоило её слегка толкнуть, но в лаборатории царила абсолютная тьма. Кристаллы уже не светились - вся их энергия была потрачена, а посохи были разбиты. Но маг не собирался повторять ритуал и вызывать новых призраков прошлого, он искал нужное лекарство на полках практически на ощупь: тусклый свет свечей в коридоре едва достигал комнаты, даже при открытой двери. Если бы знать, что искать... Усмиренные церковью маги платят эмоциями и безвкусной печатью на лбу, а усмиренные изнутри? Это предстояло только выяснить. Сейчас Дориан хотел лишь избавиться от жуткой боли в груди и ему нужно было сильное обезболивающее...
- Выглядишь счастливым. Сын. - раздался голос позади и тусклый сиреневый огонек поселился в одном из кристаллов.
- Отец. - прохрипел Павус младший не оборачиваясь и не отвлекаясь от своих поисков. - Мы говорили уже об этом. И здесь и в Тени.
- Ты продержался две недели между мирами!
- Благодаря тому, что здесь каждую секунду боролись за мою жизнь. - устало выговорил Магистр.
- Чушь! Твоя сила, твой талант - вот, что делает тебя великим! - зашипел призрак.
- Одиноким! Эта одержимость магией и силой разрушала нашу семью веками! И не только... - Дориан закашлялся, уронил какую-то склянку, но кажется нашел нужную. - Но и весь Тевинтер. Нельзя быть такими...
- Сильными? Смелыми в своих опытах? Амбициозными?
- Зацикленными. В мире есть не только магия и не только она делает кого-бы то ни было могущественными.
- Что тогда? Любовь? Ты смешон! Посмотри, что сделала с тобой твоя низкая страсть и похоть к этому эльфу! Ты лишился всего ибо лишился магии, что жила в тебе! Ты покорил саму Смерть, но отверг её дар... покорившись этому сыну шлюхи...
- Довольно! - рявкнул Дориан. В его голосе звучал металл и лед, он выпрямился, устремив уверенный взгляд в глубину кристалла. - Слишком долго ты помыкал мной, заставляя подчиняться или вынуждая делать что-то наперекор тебе! Это моя семья! И Зевран - мой аматус! Ты никогда не любил и тебе меня не понять, но я требую уважения ко мне и к моему выбору!
- Я никогда не признаю этого ублюдка... - после короткого молчания прошептал призрак.
- Тогда тебе нет места в этом доме. - выдохнул Дориан, сжал кристалл в руке и разбил его, ударив об пол. Новый приступ боли заставил его опуститься на колени, он поморщился и прикрыл глаза - ему показалось, что в комнате стало светлее. }
[/npc]

Отредактировано Grey Summers (2017-06-14 23:12:17)

+1

18

[npc]
{name}:{Zevran Arainai},
{avatar}:{http://sf.uploads.ru/7Fuv4.png},
{info}:{},
{post}:{С твердым намерением не спать всю ночь и следить, чтобы Дориан опять не растворился дымом на рассвете, Зевран немедленно уснул, как только его голова коснулась подушки. Но, спасибо годам воронской тренировки, он и проснулся так же быстро, стоило Дориану встать с постели. Голова все еще гудела и первые полминуты, борясь со слабостью и наблюдая за магом из-под опущенных век, Зевран позволил себе подискутировать с внутренним голосом на тему того, стоит ли ему вставать и идти следом, или Дориан просто решил отойти в ванную комнату и сейчас вернется. Но, когда Дориан вместо ванной пошел в сторону двери в коридор, вопрос отпал. После всего, что он пережил за эти две недели, Араннай не собирался в обозримом будущем отпускать от себя невыносимого мага больше, чем на расстояние одного рывка.
Дориан шел медленно, опираясь на свой посох, как на палку. Его ночное зрение, конечно, оставляло желать лучшего, но Зевран с некоторой гордостью заметил, что маг уверенно использует приемы, которым его обучили в Доме: ориентируется на звуки, на количество шагов, на материал стен. Зевран следовал за ним бесшумной тенью и время от времени одобрительно кивал.
Его хорошее настроение испарилось, когда он понял, куда Дориан идет.
«Какого виверна он там забыл?»
Зевран остановился на последнем повороте, когда до проклятой комнаты оставалось с полсотни шагов, не решаясь идти дальше. Кто знает, может быть, Дориану срочно нужно было провести какой-то магический ритуал, чтобы собрать остатки… того, что он растерял в прошлый раз? И если Зевран снова сунет свой длинный нос в эти сложные магические руны, он может опять…
Араннай покачал головой. Хватит и того, что он один раз по глупости свел Павуса в могилу. Лучше он постоит здесь, чтобы потом помочь Дориану дойти обратно до спальни.

Когда, судя по звону, в комнате разбилось что-то металлическое, Зевран тут же забыл про свои терзания совести и рысью побежал вперед. Он остановился перед неплотно закрытой дверью как раз вовремя, чтобы услышать конец разговора и увидеть через щель фиолетовое свечение. Араннай хмыкнул и решил, было, даже не вмешиваться в семейную драму, но потом что-то снова со стеклянным звоном грохнулось об пол, и Зевран оказался в комнате рядом с упавшим на колени Дорианом раньше, чем успел сообразить, что делает.
- Тебе, определенно, стоит оставить ночные прогулки в темноте тем, кто зарабатывает этим на жизнь, Магистр, - с ноткой недовольства прошипел Зевран, перекидывая руку Дориана себе через плечо. Но потом не удержался и прищелкнул языком:
- Интересно, откуда он узнал про сына шлюхи? Неужели успел пообщаться с Ринной и Талиесеном? Не думал, что духи тоже любят собирать сплетни. О, а вот и те, кому положено гулять по ночам, - Зевран усмехнулся. Когда они вместе медленно поднялись на ноги, выход из комнаты им загородили две невысоких фигуры. В темноте одинаково поблескивали две пары желтых глаз.
- Помогите мне довести нашего Магистра до кровати, пока он сам себя не прикончил во второй раз!
Дети в проеме не шелохнулись. Араннаю пришлось самому выводить Дориана в коридор.
- Ма… Магистр Павус? – выдала, наконец, Мира. Сколько бы Дориан не отучивал ее, когда девочка волновалась, она всегда сбивалась на официоз.
- Ты жив! – уже более звонким и радостным тоном воскликнул Март.
На какой-то миг Зеврану показалось, что сейчас дети набросятся на Дориана с объятиями, и они все вчетвером все-таки свалятся на пол, но нет, будущим Воронам хватило выдержки. Они осторожно подошли ближе, кое-как взяли мага за талию и повели вперед. Где-то на середине этого долго пути к ним присоединился Огрен: радостно скуля, он облизал Дориану руки и побежал вперед, деловито показывая остальным дорогу.
Наконец, им удалось добраться до спальни. Три эльфа осторожно уложили Дориана на кровать, Зевран немедленно лег рядом и для надежности обвил его руками. С другой стороны тут же вскарабкался Огрен, отрезая магу всякие пути к бегству.
Март и Мира остались неуверенно топтаться у изножия кровати.
- Мы… посидим здесь? Если вдруг что-то понадобится.
- Хорошая идея, - тут же кивнул Зевран и перевел за Дориана прищуренный взгляд светящихся желтых глаз.
- Спать, - шикнул Араннай.
Дети отступили вглубь комнаты, и скоро их силуэты растворились в темноте. В полуночном мраке спальни остались только три пары светящихся глаз и довольное поскуливание спящего мабари. }
[/npc]

+1

19

[npc]
{name}:{Dorian Pavus},
{avatar}:{http://s018.radikal.ru/i520/1706/b7/b3ece6040e9d.jpg},
{info}:{},
{post}:{Дориан облокотился на плечо Зеврана, тяжело поднялся, словно какой-то груз тянул его к земле.
- тьма всегда рядом со мной. - усмехнулся он в ответ, но продолжать мысль не стал - он был слишком слаб для долгих дискуссий. Очередная и скорее всего не последняя ссора с его отцом окончательно лишила его желания еще что-то говорить сегодня. А он даже поверил на короткое мгновение, что их отношения могут наладиться и походить на семейные. Слишком много ошибок, для одного дня. - выдохнул альтус. Для него день ритуала и этот день пробуждения слились сейчас в один.
- Мира... Март... - улыбнулся Дориан, когда Зевран передал его из рук в руки, практически повиснув на их плечах. - В этом доме кто-нибудь спит, кроме меня? - поинтересовался он.
Больше Пвус ничего не сказал: он послушно лег на кровать, одним глотком опустошил пузырек, который захватил с собой из лаборатории и даже против мабари в постели возражать не стал.

Первым делом после пробуждения Дориан отправился в ванную: все трое эльфов по-прежнему выполняли роль его личных телохранителей и оставались в спальне. Хотя что-то изменилось. Март листал древний фолиант, оставленный на письменном столе как-то небрежно, не останавливаясь на картинках и описаниях. Мира буквально испепеляла взглядом кинжалы, лежащие на прикроватном столике. Павус знал этот взгляд - у него у самого был такой же в минуты гнева. И лишь Зевран с таким же невозмутимым выражением лица как и всегда остался валяться на кровати. Я что-то пропустил? - нахмурился альтус, но решил не тревожить семейство. Может ему просто показалось?
Он провел в ванной почти час, с усердием отмываясь от запаха лекарств, брея щетину и втирая в тело масла. Слуги принесли чистую мантию и легкие сандалии. Дориан уселся перед зеркалом, вглядываясь в осунувшееся лицо и потускневшие глаза, провел гребнем по черным с благородной проседью волосам и недовольно поморщился. Его не столько раздосадовал собственный вид, как обрывки разговора из-за двери в спальню. Судя по тону там происходила ссора. Но с чего бы? Все вроде кончилось хорошо... Разве нет?
- Что во имя Андрасте здесь происходит?! - он толкнул дверь и переступил порог в спальню, нахмурился, обводя домочадцев взглядом. Но уже через мгновение досада и раздражение сменились болью и... страхом.
- Март... - прошептал он, внезапно осипшим голосом. }
[/npc]

+1

20

[npc]
{name}:{Zevran Arainai},
{avatar}:{http://sf.uploads.ru/7Fuv4.png},
{info}:{},
{post}:{Зевран проснулся, когда в комнате запахло грозой. Не освежающим пустынным ураганом, который время от времени проносился над Минратосом, сверкая подозрительно разноцветными молниями, и даже не маленьким местечковым штормом из бутылки, который время от времени случался, если кто-то неаккуратно обращался с магией. Нет, это было совсем другое природное явление, которое он научился кожей чувствовать за годы своих побегов от Антиванских Воронов. Зевран осторожно приоткрыл глаза и сразу нашел источник угрозы: Мира стояла у прикроватного столика и переводила ледяной взгляд с него на его кинжал.
“Mierda”, - мысленно ругнулся Араннай. Как он ухитрился забыть про этот несчастный кинжал? На секунду он почувствовал нечто похожее на укол совести: Коготь никогда не должен расставаться со своим ритуальным клинком, и уж тем более не должен оставлять свой знак отличия вот так валяться в чужой спальне. Но с другой стороны, спальню Дориана его Вороны охраняли лучше, чем собственную сокровищницу (к счастью, сам Дориан об этом, кажется, не знал).
Зевран сделал глубокий сонный вздох и отвернулся как будто во сне. Fifar! Когда он планировал проткнуть себе горло клинком, он рассудил, что после этого ему уже точно не придется объясняться с близнецами, по крайней мере, не в этой жизни, так что можно облегчить себе жизнь и пропустить бессмысленные объяснения. По правде говоря, он не знал, что в таких случаях полагается говорить детям. «Спасибо за все, с вами было весело?» «Ведите себя хорошо, слушайтесь нового Мастера, иначе она вас покалечит?» «Можете забрать себе мою коллекцию кинжалов?»
Зевран вздохнул громче, и в этот момент рядом проснулся Дориан. Как обычно, Араннай тут же забыл про Воронят – не маленькие, сами могут о себе позаботиться, - и переключил все внимание на мага. Но Дориан явно чувствовал себя лучше: он встал и, почти не шатаясь, дошел до ванной комнаты, а там у него был колокольчик для вызова прислуги. Кажется, худшее миновало.
Тут Мира сделала шаг к кровати. Или не миновало?
- Ты, - зашипела девочка. Ее голос немного дрожал, и Зевран невольно поморщился: да, на финальной стадии обучения, когда их проведут через пытки, ей придется тяжело. – Ты хотел нас бросить! Все бросить!
От волнения Мира говорила на странном антиванском. «С тевинтерским акцентом», - спустя пару секунд понял Араннай с изумлением. Где она успела его набраться?
Он неторопливо повернулся, потом приподнялся на кровати, чтобы видеть одновременно и ее, и брата. Март тоже отошел от стола и теперь бросал на него грустные взгляды из-за спинки кровати. Зевран вздохнул еще раз и коротко ответил:
- Si.
- Тебе все равно, что станет с нами? – тихо спросил Март.
Зевран сделал паузу. Что он должен был сказать? «Да?» «Нет?» «Я ваш Мастер, поэтому конечно, мне не все равно?» Он и так давно переступил черту, заставил этих несчастных детей надеяться на него, хотя по правде жизнь скоро научит их, что Ворону не на кого надеяться. Ну, по крайней мере, уж точно не на него, как недавно напомнила Ринна.
Он так и не успел ничего ответить, потому что Мира не выдержала и разразилось длинной, звонкой тирадой, тараторя слова и глотая слоги. Зевран разобрал хорошо, если половину: «лживый», «помешанный», «это смешно, что тебя выбрали Мастером Дома», «это ты нас сюда привел», «ты сломал нам жизнь», «я думала…», «мы надеялись…»
- Хватит, - рявкнул, наконец, Араннай, и Мира от неожиданности замолчала. – Я больше никуда не собираюсь. Дай мне этот проклятый кинжал.
В ответ девочка скуксила презрительную мину:
- Ты же знаешь, Мастер, что никто, кроме тебя, теперь не может прикасаться к этому кинжалу.
Зевран закатил глаза. Мира сжала губы, взяла клинок в руки, а потом неожиданно, без предупреждения и объявления войны метнула его в плечо Зеврану. Он почти успел уклониться, но уставшее тело гнулось не так хорошо, как обычно, и на плече осталась тонкая длинная царапина. На минуту все троя замолчали, с искренним изумлением наблюдая, как по руке Зеврана течет кровь.
В голове Аранная в этот момент была только она мысль: «Если она вытворит что-нибудь подобное с другим Мастером, ее труп отволокут на корм воронам». С этим осознанием он выдернул кинжал из спинки кровати (интересно, как скоро Дориан заметит след?) и одним непрерывным, змеиным движением выскользнул из кровати:
- Ты заигралась, девочка.
Он стоял в одних легких тканевых штанах, с маленьким кинжалом в одной руке, но, видимо, на его лице было написано что-то достаточно угрожающее, потому что Мира неожиданно побледнела и отступила на шаг.
«Хорошо».
Молча он начал обшаривать взглядом ее фигуру, как будто выбирая, какую кость сломать. Мира сжала и разжала кулаки, явно борясь с желанием встать в защитную стойку и вытащить свой собственный кинжал. Если она это сделает, ему все-таки придется ей что-нибудь сломать…
- Нет! – вдруг вперед выскочил Март, закрывая собой сестру.
Зевран удивленно выгнул бровь. Мира, конечно, тут же вышла из-за спины брата, и теперь оба смотрели на него с такими лицами, как будто перед ними был голодный королевский виверн.
«То ли эти двое слишком впечатлительные, то ли я немного перестарался», - Араннай расслабился, опустил руку с кинжалом и облокотился на кровать.
- Я надеюсь, мы все выяснили? – вкрадчиво поинтересовался он.
Как приличные дети, Март и Мира в этом месте должны были кивнуть и молча уйти восвояси. Вместо этого теперь сломался Март. Не стесняясь в антиванских и тевинтерских выражениях, он начал проклинать Зеврана и обещать, что они сбегут «из его проклятого Дома Воронов».
Зевран в ответ только задумчиво качал головой: ну надо же, а Тренеры в Доме всегда говорили, что даже они не могли выбить из парня ни одного бранного слова. Откуда что берется?
Наконец, из ванной вышел Дориан, гораздо более привлекательный, чем час назад, и соизволил поинтересоваться своим звучным голосом, что тут, собственно, происходит. Зевран хотел, было ответить, что ничего особенно, просто воспитательный момент, но тут в комнате резко похолодало.
}
[/npc]

+1

21

[npc]
{name}:{Dorian Pavus},
{avatar}:{http://s018.radikal.ru/i520/1706/b7/b3ece6040e9d.jpg},
{info}:{},
{post}:{- Март! Нет! - Дориан насколько позволяло его измученное тело подошел к эльфу, сжал в пальцах плечи. - Посмотри на меня, Март! Это не твой гнев, слышишь! Вспомни, вспомни чему я тебя учил - загляни в свое сердце в нем никогда не было зла и тьмы - не пускай их туда сейчас. Март... - ладони обожгло холодом, глаза потемнели, а губы исказила хищная усмешка. Павус слышал лишь отрывки бросаемых в друг друга оскорблений, но ссоры случались в их семье чуть ли не каждую неделю. Однако, Март всегда отличался сдержанностью и спокойствием. Альтус скорее ожидал подобной яркой вспышки гнева от Миры - дочь явно становилась все более похожей на него.
- Март... - прошептал Дориан, заглядывая в еще узнаваемые черты, когда холод уже сковывал его грудь. В ответ юноша оттолкнул его назад и Павус приземлился в объятья Зеврана. - Что ты им сказал, Араннай? Что ты сделал на этот раз? - прошипел маг, не оборачиваясь. - Хотя нет, не отвечай. С тобой - потом. - он мотнул головой, тверже вставая на ноги. Страх в глазах его детей говорил гораздо красноречивее. Сейчас куда важнее было помочь Марту, пока он не превратился в демона.

- Магистр Павус! - подала голос Мира, прикусила губу и вскрикнула: - Отец, сделай что-нибудь...
Дориан нахмурился и покачал головой, в бессильной злобе сжал кулаки. Затылком он почувствовал вопросительный взгляд Зеврана.
- Я не могу. - наконец выговорил он.
- Ты можешь запечатать его... ослабить... Мастер рассказывал, что ты можешь... Я видела твои тренировки... - страх все больше сковывал девушку, а демон в их комнате стремительно захватывал юного мага, питаясь его гневом, страхом и магией.
- Я сказал, что не могу! - рявкнул Дориан, но ни на кончиках его пальцев, ни в глазах привычные фиолетовые сполохи магии так и не появились. - Мира! Верхний ящик! Шкатулка! - Павус показал пальцем на свой письменный стол. - Зевран - отвлеки его! - альтус отступил в сторону - демон, казалось, был более заинтересован в Мастере Воронов - источнике гнева эльфа, очевидно. Дориан отошел назад, не торопясь обошел демона, заходя сзади. Мира отыскала шкатулку, открыла даже без ключа, достала браслет с пресловутой гравировкой и кинула его Магистру. Альтус приблизился, пока демон мило беседовал с Зевраном и подгадав момент, защелкнул его на предплечье. Без добавления магии эффект, конечно, был не такой, но это сработало. Магия резко ослабела в теле Марта и демон начал терять интерес к мальчику. Тот обессиленный осел на пол, где его подхватили руки Дориана.
- Сын... - он сжал эльфа крепче, прижал к себе, насколько хватало сил, насколько можно было терпеть холод, сковывающий, запечатлевшийся инеем на волосах и ресницах. - Сейчас мы вместе, но... мы с Зевраном не будем рядом с вами всегда. Вам нужно научиться - он поднял глаза на Миру, - бороться со своими демонами самим. - альтус склонился и поцеловал белокурую макушку. }
[/npc]

+1

22

[npc]
{name}:{Zevran Arainai},
{avatar}:{http://sf.uploads.ru/7Fuv4.png},
{info}:{},
{post}:{«Пытался научить их самостоятельности», - был не самый подходящий ответ в сложившейся ситуации, поэтому Зевран промолчал, помог Дориану устоять на ногах, а дальше, как обычно, действовал по обстоятельствам.
- Ну что, я смотрю, ты хочешь поговорить, как сын с отцом? – Зевран ухмыльнулся, делая шаг к Марту. Вернее, к демону. Он не очень хорошо представлял, что делает: отвлекать демонов он умел, спасибо годам в компании Стража, у него был кое-какой опыт, но вот как привлечь внимание демона и не навредить при этом Марту, он не знал. Некий внутренний голос подсказывал, что никак, и Араннай, как обычно, решил ему довериться.
- Хорошо, считай, что ты привлек мое внимание. Что ты хотел мне сказать?
- Мальчик рявкнул что-то невразумительное, из его горла вырывалось сразу два голоса.
- Если ты не против, то же самое по-антивански, - попросил Зевран, танцуя на невидимой линии, откуда, как он знал, Март не сможет до него дотянуться голыми руками. Пока.
- Ты мне не отец! – выдал, наконец, мальчик более отчетливо. Эхо в его голосе превратилось в шипение, а с рук сорваляс веер ледяных осколков и больно впился в грудь Аранная.
- Не исключено, - легко согласился Зевран. – Но тогда у природы прекрасное чувство юмора, ты не находишь?
Демон зарычал громче, выплюнул с облаком изморози еще несколько ругательств (опять на тевине? Эти дети определенно проводили слишком много времени с Дорианом), и попытался броситься вперед, но в этот момент Павус ловко защелкнул на его руке браслет. Очень знакомый браслет. Зевран подозрительно прищурился.
- Доволен? – тихо прошептала Мира. Она стояла рядом и буравила его взглядом.
- Не очень, - констатировал Зевран. – С таким самоконтролем вы не переживете следующий год в Доме.
Мира бросила очередное антиванское ругательство, спешно и неловко поблагодарила Дориана, подняла Марта на ноги, и они ушли. Как подозревал Зевран, как можно быстрее и как можно дальше от него. Он покачал головой: он не представлял, как другие Мастера растили своих детей в Гильдии, это было чистое, непрекращающееся безумие.
Араннай вздохнул и перевел взгляд на Дориана. И тут же понял, что его проблемы только начинаются.
- Все в порядке, - он поднял руки в примирительном жесте. – Все молодые Вороны проходят через что-то подобное.
Тут полагалось добавить: «Пока никто не умер», но это, вообще-то, было далеко не так. Поэтому Зевран свернул на другую дорогу:
- Что случилось с твоей магией? Она еще не восстановилась после… после всего этого? Тебе нужно время? – эльф нахмурился. Он видел Дориана до полусмерти избитым, захлебнувшимся, почти заживо сгоревшим и один раз даже заживо погребенным под мабари, и всегда у Дориана в запасе находилась хотя бы одна искра, чтобы оставить Зеврану маленький ожог на память.
}
[/npc]

+1

23

[npc]
{name}:{Dorian Pavus},
{avatar}:{http://s018.radikal.ru/i520/1706/b7/b3ece6040e9d.jpg},
{info}:{},
{post}:{Дориан тяжело поднялся, все еще чувствуя холод на коже от ледяного демона. Со временем Март научится сдерживать свои эмоции и если перестанет брать с него пример будет не менее искусным магом. Впрочем, до этого момента эльфа трудно было назвать несдержанным.
- У тебя талант доводить магов до одержимости, аматус. - усмехнулся Павус. Странно, но он даже не злился сейчас на Зеврана, и не только потому что смертельно устал, а потому что понимал, о чем он говорит. - Все молодые вороны? - изогнул бровь альтус, опустился в кресло и изящным жестом поправил мантию. - У всех твоих Воронов - отец Мастер Гильдии? Я, конечно, не удивлюсь твоей плодовитости... - он хмыкнул. - Все они знают, кто их родители? Всем им позволено обращаться к Магистру Тевинтера "отец"? Не думаю. - Павус покачал головой. - Наши дети не обычные, Зевран. И не забывай, что они дети. Не все те вещи, что кажутся тебе очевидными - так же легко понятны им. Тебе нужно научиться подбирать слова. - маг улыбнулся, спокойно и уверено. Он никогда не одобрял решение отдать детей в Вороны, но понимал зачем Араннай делает это. Он хотел дать им шанс выжить, стать чем-то большим.
- Ты пытаешься быть одновременно и их Мастером и отцом. Я понимаю, ты хочешь научить их жизни и в тоже время балуешь их... иногда. Боюсь, настало время выбрать что-то одно. Иначе, зная их наследственность... - Павус снова усмехнулся - мы их потеряем. - он откинулся на спинку кресла, запустил тонкие пальцы в поседевшую шевелюру и на мгновение прикрыл глаза. Могло показаться, что все эти слова размеренные и тщательно взвешенные дались Дориану легко - но на самом деле за ними стоял долгий путь, не одно путешествие в Тень и не одна смерть.
Павус нахмурился и впился горящим взглядом в лицо эльфа, как только он заговорил о магии. Образ умудренного жизнью отца семейства разошелся по швам. Неожиданно для самого себя альтус хищно оскалился и зашипел:
- Какая тебе разница? Будто ты в этом смыслишь что-то! - маг вскочил на ноги. - Хватит лезть в то, что ты не понимаешь! Я сам разберусь со своей магией, кафасс! - рявкнул он, громче чем рассчитывал. - Что мне нужно - так это отдохнуть от тебя и твоей заботы! - альтус подхватил склянку с полки у зеркала и швырнул в Зеврана. - Пошел вон! Убирайся! Хватит с меня эльфов на сегодня! Вон из моего дома!}
[/npc]

Отредактировано Grey Summers (2017-06-21 09:33:46)

+1


Вы здесь » Andromeda Star Scouts » За пределами Андромеды » [Dragon Age] Antivan Crows and the Principles of Necromancy


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC