Andromeda Star Scouts

Объявление

Администраторы: Scott, Whiz
Модераторы: Grey

Добро пожаловать на Andromeda Star Scouts, форумную ролевую игру по мотивам Mass Effect: Andromeda.

Система игры: локационно-эпизодическая.

Мастеринг: смешанный, ближе к пассивному

Рейтинг: 18+

White PR LYL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Andromeda Star Scouts » Воелд » [22.10.2819] Special snowflake


[22.10.2819] Special snowflake

Сообщений 31 страница 42 из 42

31

     На них действительно смотрели ― Саадж в том числе. Более того, он прямо на ходу ставил небольшие эксперименты: чуть сбавлял или чуть прибавлял шаг и следил, заметят ли саларианцы, нагонят ли его. Ему никак не удавалось понять, совпадает ли саларинское строение ног с ангарским, зато быстро стало ясно: шириной шага они не уступают друг другу. А вот, например, с людьми Сааджу приходилось ходить медленнее обычного. Люди вообще были миниатюрной расой.
     Ноги, осанка, жесты, лица… То ли он просто привык к этим чужакам меньше, чем к другим, то ли саларианцы выделялись своей экзотичностью даже среди рас Млечного пути. Турианцы хотя бы визуально напоминали набивших оскомину кеттов, а кроганы чем-то походили на разъевшихся прямоходящих халлирионов.
― Все интересно, ― с готовностью отозвался Саадж, улыбаясь и вновь не замечая чужой иронии. ― О. Ваша планета ― Сур’Кеш, да? ― похожа на нашу, родину ангара. Доводилось бывать там? Только нашей экосистеме досталось не от промышленности, а от… Мы, в общем-то, не знаем, но это как-то связано с Реликтами.
     А от чего, в самом деле? Если джаардан создали ангара искусственно и поселили их на Хаварл, то как скоро и по какой причине что-то пошло не так? Что стало бы с ангара, не успей они выйти в космос раньше, чем их родной мир начал гибнуть?..
     Признаться, мыслить в таких масштабах Сааджу было попросту боязно. Он привык быть простым парнем из глубинки, скромным исследователем и выдающимся пилотом челнока, но никак не результатом чьей-то кропотливой работы по выведению из пробирки разумного существа, потомком генетически-идеальной болванки. В конце концов, как далеко простиралось могущество джаардан? И если они могли создавать, уничтожать и менять планеты и одновременно порождать жизнь… не были ли они богами? Не следовало ли славить их в молитвах и, может быть, даже приносить жертвы?
     Услышали бы эти боги зов своих заблудших детей?..
     А услышав, как поступили бы?
― Ваш народ мудрый, ― задумчиво пробормотал Саадж, слушая отрывистую речь Эррана.
     Снег тихо поскрипывал под сапогами, главная улица медленно расширялась по мере того, как приближалась к выходу из пещеры. Снаружи уже вовсю бушевала метель, ее отголоски прокатывались по городу, растрепывая накидки и рофджинны.
― А я заходил и слушал, ― не без гордости добавил он, когда Эрран умолк. ― Я вообще провожу довольно много времени… не то чтобы изучая, скорее, присматриваясь к вам. Вы этого заслуживаете.

+1

32

– Разумеется, – Эрран быстро кивнул. – Это должно быть частью проекта. Вы, планеты, быстрый прогресс. Если ваши создатели заложили в вас знания о технологиях, ныне вами изобретенных, то они должны были учесть загрязнение. Мало у кого были такие подсказки.
     Стремительное индустриальное развитие ангара казалось крайне любопытным. В то, что они дошли до всего сами, Эрран попросту не верил. Слишком быстро. Даже изучая оставшиеся тут и там технологии реликтов они не могли сами все понять за несколько столетий. Дай дикарю с каменным молотком пистолет — и он начнет колотить им, как дубинкой. Покажи ученым и инженерам народа, только изобретшего компьютер, простейшую плату инструментрона — и они поймут, но воспроизвести смогут лишь спустя десятки лет. Сомнений не оставалось — джаардан вложили в ангара необходимые знания. Но до какого предела? И как они добились, чтобы поколение за поколением все шло правильно, без попыток построить бомбу в каменном веке?
     В общем, Эрран задумался. Собственные размышления занимали его куда больше, чем вопрос о Хаварле. Но Джогал вовремя вмешался:
– Нет, еще не успели. Мы все были на «Паарчеро», так что осмотреться еще толком не успели — с освобождения ковчега прошло меньше двух месяцев.
     А вот все, что ангара сказал дальше, Эррана не только вырвало из раздумий, но и ошарашило так, что он застыл на месте. Готовая уже ступить на снег нога застыла в воздухе. Опомнившись, он прибавил шагу.
– Спасибо, – Эрран смущенно потер шею. – Но мудрость — не то слово. Ее же приобретают с годами. С опытом. Мы просто не успеваем. Органы изнашиваются слишком быстро. Даже со всей современной медициной.
     Он чувствовал, что должен еще что-то сказать. И никак не мог собраться с мыслями. Взгляд блуждал, ни за что толком не цепляясь. Камни, балки, подпирающие козырьки у подъездов, молочно-белая завеса снаружи пещеры, незнакомые ангара, знакомый ангара.
– Хотя, с другой точки зрения, все мы мудрые. Все, кто дожил до космической эры. В конце 2185, перед самым отлетом ковчегов, у нас открылся музей, посвященный народам, уничтожившим себя в ядерной войне. На тот момент было обнаружено шесть рас. С кроганами было бы семь, но они живучие.
     Может, не стоило этого говорить. «Инициатива» так старалась выглядеть лучше, чем есть. Но правда все равно скоро раскроется. Уже через пару лет. Так зачем?

+1

33

     Часть проекта… Саадж немного нахмурился и отвел взгляд в сторону. И как только «Нексус» узнал обо всем так быстро?.. Саларианец говорил правду; ангара создали такими, какими хотели их создать, и пустили по заранее намеченному маршруту. Все было рассчитано, предусмотрено. Многие из ангара приняли эту новость с радостью ― она подарила им некую цель, наделила предназначением. Что до Сааджа… Что-то внутри него отчаянно противилось этому. Казалось, цивилизация и прогресс дались ангара слишком легко, а эволюция их и вовсе практически миновала, и что теперь? Теперь кетты и Элей, пораженный Скверной. А всего несколько поколений назад, в прошлое ― и ничего, пустота, никаких ангара, лишь разнообразный генетический материал.
     Вроде как быть деталью в детском конструкторе. Самом высокотехнологическом конструкторе во Вселенной.
     Саадж, наверное, вообще не должен был рождаться: слабый, больной ― все равно что бракованный, «не как все». Может, поэтому ему и не нравилось то, как Эрран рассуждал об ангара ― как о «проекте», а не как о целой расе разумных живых существ, виноватых разве что в том…
     Звезды, да ни в чем они были не виноваты!
     Что, в конце концов, было такого страшного во всех этих эволюциях и естественных отборах? Неужто ангара не справились бы со всем этим сами, своими силами? Вроде как люди или вон, те же саларианцы…
     Верно, не справились бы. Потому что их бы попросту не было…
     Машинальная попытка отвлечься на тему поприятнее провалилась ― в ответ на слова второго чужака Саадж мог только от души посочувствовать. Пожалуй, новости в Элее нынче разлетались излишне быстро, поскольку не только весь «Нексус» уже знал историю происхождения ангара, но и все ангара уже знали историю прибытия «Паарчеро». Страшную, похожую на ночной кошмар историю с кеттами, пытками и смертями.
― Я думаю, что мудрость бывает разная, ― задумчиво протянул Саадж. ― Вроде как… способность не только найти правильное решение, но и принять его. Или детская, непосредственная мудрость. Или еще какая, ― он перевел взгляд на Эррана и неловко повел плечом. ― Мне жаль, что срок вашей жизни так короток.
     Жутко, наверное, было бы жить вот так ― суетливо, быстро, но зная, что времени все равно не хватит. Впрочем, его вечно не хватало и тем, кто жил в два, а то и в три раза дольше саларианцев… Особенно если учесть раннюю смертность по вине кеттов.
     А потом настала очередь Сааджа замирать на месте, и он, в отличие от Эррана, не оправился от потрясения так быстро.
― Шесть?.. Шесть рас, которые… уничтожили себя сами?

+1

34

     Нет, определенно, говорить с ангара — не его призвание. Они через слово расстраивались. Хорошо хоть не пытались порыдать на плече: плеча могло бы попросту не хватить. Очень уж обширные были эти ангара.
     На какое-то мгновение Эрран растерялся. Что ему делать: рассказывать дальше или похлопать ангара по спине и сказать, чтобы не забивал голову? Так и стояли они, глядя друг на друга, и загородив половину дороги, по которой недавно шли.
      Рассказать все же проще. Все как по учебнику. По очень вольному и упрощенно-сокращенному пересказу учебника.
– Ну да. Однажды, еще до выхода в космос, любая раса открывает ядерная энергию и учится ее использовать. Благодаря ей можно строить атомные электростанции, а можно — бомбы. Обычно на этом этапе на планете несколько государств. Если они слишком агрессивны и глупы, то начинают войну, в которой атомные бомбы применяются массово. Случается катастрофа планетарного масштаба и жизнь вымирает. Те, кто дожили до космической эры, эту войну не развязали.
     Или были живучи, как кроганы — но еще раз их упоминать Эрран не стал. И одного раза хватит.
     Но по плечу расстроенного пилота Эрран на всякий случай тоже похлопал. Это же было плечо? У них не разобрать. Кажется, шея переходит сразу в руку. Впрочем, с анатомической точки зрение плечо — это именно часть руки.

+1

35

     Саадж слышал слова, услужливо подобранные переводчиком, понимал их значение, но смысл все равно ускользал от него. Его растерянный взгляд то замирал в одной точке, то суматошно бегал по дороге и зданиям. В Элее других рас, кроме пришлых, не было, ровно как и деления на разные государства. Отдельные поселения ангара становились легкой добычей кеттов, но дружные и сплоченные, они могли успешно противостоять им. В учебниках писали, что времена, когда ангара были разобщены, давно канули в лету, но и тогда трудно было представить какие-либо серьезные столкновения. Жизненный опыт Сааджа подсказывал ему, что ангара не убивают ангара, и что даже самые радикальные из них, вроде Роекаар, охотно выходят на контакт с прочими.
     Но чтобы атомные бомбы… Катастрофа планетарного масштаба…
― Я… не понимаю, ― он отрицательно помотал головой. ― Не понимаю, как это возможно…
     Как шесть народов могли уничтожить себя сами? Без природных катаклизмов, без кеттов, просто взять и начать убивать своих сестер и братьев, даже самых далеких и неизвестных, и не останавливаться, пока не останется выжженная пустыня? Искатели славы, конечно, тоже могли быть беспечны со своей текущей реинкарнацией, но они хотя бы кичились «великой целью», а это… Какая у этого могла быть цель?..
     Ощутив чужую руку на своем плече, Саадж вздрогнул и удивленно взгляну на Эррана. Он уже привык к тому, что чужаки из Млечного Пути не знают многих ангарских жестов (а к электродермальным сигналам нечувствительны вовсе), но этот жест ― поддержки и ободрения ― у них, похоже, обладал примерно похожим смыслом.
     По крайней мере, хотелось надеяться, что Эрран именно это имел ввиду.
― Ужасно, ― расстроенно подытожил Саадж.
     Движимый тягой взаимности, он опустил ладонь на плечо саларианца… и не удержался от того, чтобы, насколько того позволяла броня, пощупать этот крошечный сустав. И как только с такими тонкими ручками Эрран умудрялся держать винтовку…
― Очень ж-жалко, что так вышло, ― смущенно и чуть запинаясь пояснил Саадж, торопливо убирая руку. Сколько раз ему говорили старшие, что трогать чужаков руками без веской причины ― невежливо? А уж тем более, щупать. ― Наверное, даже кеттам я не желал бы погибнуть целой расой, несмотря на все, что они сделали с ангара… Просто чтобы жили где-то там у себя далеко и никого не трогали.

+1

36

     Ладонь, легшая на плечо, несколько напрягала Эррана: опасаться за целостность костей в броне не приходилось, но и притянуть его к себе, и отшвырнуть ангара мог с легкостью, было бы желание. Отсюда до дна пещеры лететь не так уж далеко, но все равно неприятно. Показывать свой страх Эрран не хотел, потому не только не отшатнулся, но и руку убрал только после того, как ангара отдернул свою. Так, будто случайно сделал что-то неприличное и тут же устыдился. С чего бы?
– К слову, кетты …. они могли пережить что-то подобное. Их главный лагерь на Эосе в радиоактивной пустыне. Там, где и сейчас, со всем защитным оборудованием, опасно.
     А что, прекрасная мотивация для того, чтобы вся раса разом решила модифицировать себя. Да так, что в итоге это превратилось в зависимость.
     Эрран что-то увлекся теорией в вопросах, в которых не разбирался. И ведь сам понимал — напрасно. Стоит оставить ксенобиологам и генетикам их работу. Но постоянно сталкиваясь с кеттами, просматривая вперемешку с расшифрованной важной информацией и личные записи, он не мог не задумываться о том, как все так вышло. Забавно: утверждая, что являются практичными, рациональными и напрочь лишенными сентиментальности, любой документ чуть более литературный, чем бухгалтерская накладная, кетты наполняли личными переживаниями. В основном религиозными.
     Ну вот опять. Надо бы сказать ангара, что не стоит его, Эррана, слова принимать как непреложную истину. Не в этом вопросе:
– Просто дилетантские рассуждения. Я ведь не то, чтобы много понимаю во всем этом.
     Готово. А теперь… теперь им уже пора бы добраться Арлатана. Или как он там называется. Аратаан? Да, больше похоже на правду. Ангара любят, когда в словах много «а».
– Идем. Нечего тут стоять. Нас ждут.
     Эрран сделал шаг в нужном направлении и  обернулся, чтобы убедиться, что ангара идет следом. И он действительно шел. Потому Эрран предпочел молчать. Вдруг еще что-нибудь не то скажет и опять им придется стоять, ждать. Хотелось поскорее в тепло. И так, казалось, подошвы сапогов начали промерзать и забирать у подушечек пальцев тепло.

+1

37

― Может быть, ― задумчиво пробормотал Саадж, опуская взгляд на свои ноги. Теперь, когда метель снаружи разошлась не на шутку, по улицам Течикса то и дело снежными волнами прокатывались порывы ветра, устилая каменную мостовую тонкой белой пеленой, и кто бы не ступал на эту пелену, после него оставалась цепочка ровных, идеально четких следов. Многие из этих цепочек обрывались у дверей жилых домов ― особо теплолюбивые ангара решили переждать непогоду в тепле и уюте. Саадж им даже немного завидовал, хотя утепленный комбинезон и защищал его от опасности простудиться. ― Но кетты себя при этом не уничтожили, а наоборот, принялись безгранично улучшать. Да, я тоже не шибко в этом понимаю, ― он перевел взгляд на Эррана и приподнял уголки губ в легкой, немного неуверенной улыбке. – Я, кроме того, что пилот и инженер, еще понемногу исследую Скверну. И это нисколько не приближает к пониманию природы кеттов.
     В «Аратаане» их уже ждали ― должно быть, саларинцы сочли нужным предупредить персонал. Управляющая ― шапочная знакомая Сааджа ― приветствовала их необычайно тепло и поспешила пригласить внутрь. Впору было заподозрить, что ей не пришлось из-за этой развеселой компании хранить во внутреннем дворе инопланетный труп. Или ей просто очень хотелось, чтобы за номер кто-нибудь уже, наконец, заплатил.
― «Нексус» возместит убытки, ― беззаботно пообещал Саадж, углубляясь в холл. Он уже так привык разбрасываться кредитами чужаков из Млечного Пути, что порой не понимал, когда стоит остановиться и сэкономить.
     Сородичи Эррана обосновались на втором этаже, в большом шестиместном номере ― а маленьких номеров в «Аратаане» и не водилось. На ходу ― при помощи простенькой программки, установленной на наручном коммуникаторе ― перечислив на счет гостиницы предоплату (ту самую сумму, которую потом намеревался взыскать с «Нексуса»), Саадж бодро взбежал по лестнице и потоптался по специальному коврику, стряхивая с сапог остатки снега. Пока следующие за ним саларианцы не повторили обязательную процедуру, он попросту не пустил их дальше, загораживая лестничный пролет своей массивной (для саларианцев-то) фигурой. Нечего было по чистым полам топтаться.
― Это здесь, ― Саадж указал на обшарпанную дверь в конце короткого коридора. ― Они выбрали номер подешевле, но ничего, там тоже тепло, уютно и всем хватит места.

+1

38

     Отряхиваясь от снега, Эрран задавался вопросом: почему никто не додумался поставить на входе в Течикс хоть какой-то заслон от снега? Высокая стена, с дверьми, достаточно большими, чтобы пропускать жителей и шаттлы, прекрасно бы подошла. А с установленными снаружи орудиями стала бы еще и линией обороны против кеттов.
     Ангара, очевидно, не отличались практичностью, раз до этого не додумались.
     Они вообще какие-то странные были. Вот один, к примеру, возомнил себя дверью.
– Всем? – Эрран сощурился, глядя на ангара, который, наконец, соизволил вспомнить, что дверью не был, и вошел в коридор. – Ты что, с нами?
     С одной стороны, удивляться было нечему: ангара наглядно продемонстрировал, что нагл и уже успел привыкнуть раскидываться деньгами «Нексуса» при любой возможности. Нет, сейчас повод был. Все дело в легкости, с которой он произнес фразу.
     Да и кроватей, если подумать, было шесть. Саларианцев — всего четверо, если считать живых. Им бы и двух кроватей хватило, учитывая, что времени достаточно, чтобы спать по очереди. Так что от одной до четырех лишних кроватей у них было. Опасаться ангара тоже нечего. Конечно, ему предстоит спать в обществе малознакомых представителей расы, обладающей репутацией сумасшедших ученых и коварных шпионов. И большую часть времени, которое понадобится ангара для сна, они будут бодрствовать. Но повода застрелить его во сне у саларианцев все равно не было. Равно как и способа безнаказанно покинуть город, если это произойдет. Так что, пожалуй, решение не такое уж странное.
     Протиснувшись между стеной и ангара, Эрран направился к указанной двери.
     Отин и Ирвар сидели на своих койках, укутавшись в одеяло, но еще не спали. Броню и оружие аккуратно сложили у коек, а больше вещей у них, по сути, и не было — те немногие припасы, что не замедлили бы движение, все равно крепились к поясу.

+1

39

— Ну да, — отозвался Саадж, недоуменно приподнимая надбровья.
     Ни уточнять, ни пояснять он не стал. Дружные и компанейские, ангара в течение жизни только и делали, что меняли один обширный круг общения на другой. Семьи сперва свои, а затем — избранников или избранниц, организации с тесной запутанной иерархией, даары, где все знали друг друга в лицо и по имени. Где уж тут было уместить «личное пространство», «свой уголок» и прочие забавные штуки, так высоко ценимые чужаками из Млечного пути. Ангара уважали других ангара, ангара не убивали других ангара, ангара не терпели одиночества и с трудом переносили тишину, ангара плакали, когда грустили, и обнимали, когда пытались утешить и поддержать, даже если были едва знакомы. И не было никакой разницы, пришли ли они к этому сами, или их такими создали джаардан.
     Но объясняться Саадж не стал не поэтому, а потому, что понял: он снова слегка сел в лужу. Попросту забыл о том, что имеет дело не с сородичами, а с существами, имеющими совершенно иные представления о работе и отдыхе, и даже темп жизни у них были совсем другим. О том, что чужие традиции, даже если это пресловутое «личное пространство», положено уважать.
     Но, хоть Саадж и признал свою ошибку, отступать он не собирался — с чего бы? Его любимая отговорка: «Живете с нами — живите по-нашему», — все еще оставалась в силе. Разве что позиция у него получалась несколько уязвимой, и защитить ее он решил самым простым и доступным путем — напасть.
     Разумеется, образно выражаясь.
— Ну что, согрелись? — весело обратился Саадж к закутавшимся в одеяла саларианцам. — Лампы можно сделать пожарче.
     Не дождавшись отказа или согласия, он неспешно, по-хозяйски прошелся по номеру и подкрутил нагреватели еще на несколько градусов потеплее — во многом потому, что именно такая температура была для него комфортной. Ночуя с другими ангара, Саадж, когда те начинали жаловаться на жару, не упускал возможности посоветовать каждому такому холодолюбу сделать ему одолжение и выйти в окно — проветриться и остудиться.
— И у кроватей есть подогрев, сбоку включается. Метель должна утихнуть через несколько часов — пять, может, шесть, — сообщил он, останавливаясь у небольшого приземистого стола и орлиным взором высматривая себе койку — а точнее, заранее пытаясь понять, какую из шести уступят ему саларианцы. — Я уже завел себе будильник на это время. Ну так… Вам что-нибудь нужно?
     Не забывать: совершенно иные представления о работе и отдыхе.
— Тут есть кое-какие приборы, передатчик…

+1

40

     За ангара, решившим провести краткую лекцию о пользовании «Аратааном» в условиях воелдской оттепели, внимательно следили четыре пар глаз. Одна, принадлежавшая Эррану, при этом скептически щурилась. Нет, спасибо, конечно. Может, информация и пригодится. Но вообще к чему это было? Что, звук собственного голоса успокаивает? Значимость хочется почувствовать? Напомнить гостям, что они именно гости?
– Тебе будет лучше сразу лечь спать, – заботливые, по содержанию, слова, Эрран произнес холодно и твердо. Его не прельщала перспектива того, что по такой погоде их повезет невыспавшийся пилот. У любого из них — саларианцев — было больше времени, чтобы и отдохнуть, и позаботиться о себе. И, пожалуй, на первое время им хватит своего оборудования. В условиях, близких к походным, инструментрон неплохо справлялся, обеспечивая необходимый минимум. О чем-то большем можно подумать уже после возвращения. Если, конечно, шаттл не разобьется из-за метели.
     Пока же стоило поспать. Кто что ему уступит, Эррана не заботило: он просто подошел к первой свободной койке, сел на нее и принялся снимать доспехи. Термобелье, закрывающее большую часть тела, оставил — на Воелде даже со всем этим подогревом не жарко.
– Хороших снов, – буркнул он, с головой накрываясь одеялом, и практически сразу уснул. Присутствие ангара больше не волновало: по здравому рассуждению, опасности в данный момент он не представлял.

     Когда зазвенел будильник, поставленный ангара, все саларианцы давно проснулись, обменялись планами на грядущий день и занялись каждый своим делом. Иначе говоря, сидели, уткнувшись в инструментроны, и между делом попивали еще горячий бульон, принесенный с кухни. На тумбочке рядом с кроватью ангара тоже стояла тарелка.

+1

41

     Несмотря на все старания, его искренней заботой саларианцы, кажется, не прониклись. Нет бы поблагодарить хоть, спросить что-нибудь из вежливости. Саадж бы даже на них обиделся, кабы не вспомнил вовремя все то, что твердил себе минуту назад. Они были разными, и давно пора было перестать ждать привычных реакций от чужаков с «Нексуса», тем более что он работал с ними уже не одну неделю.
     Так что в ответ на замечание Эррана Саадж только глубоко вздохнул, буркнул что-то утвердительное и забрался на ближайшую свободную койку прямо как был, в комбинезоне. Здесь, на Воелде, обычно все так и делали, особенно если не носили тяжелой брони и по пробуждении ото сна хотели поскорей приступить к делам. К тому же, Эрран был прав: день выдался утомительный, и пяти-шести часов сна вряд ли хватит на достойный отдых. Драгоценные минуты не мешало бы поберечь. В конце концов, в любой момент невесть откуда могла заявиться огромная армия кеттов, и кто знает, когда в таком случае удалось бы выспаться, кроме как на том свете, накануне перерождения…
     Улегшись на спину и натянув на себя покрывало, Саадж не удержался от соблазна и все то время, что Эрран раздевался, неотрывно за ним следил. Да, он, конечно, работал с чужаками уже достаточно много времени, но работа, как известно, одно, а быт — другое. Он едва ли представлял, как ведут себя две влюбленные азари, оставшись наедине друг с другом, и как лишенные губ турианцы принимают пищу. Что до саларианцев… Если бы Саадж своими глазами этого не видел, он никогда бы не поверил, что такие хрупкие, гротескно вытянутые существа способны, например, стрелять из снайперской винтовки, не ломая себе каждый раз предплечье. Да даже то, как они ходили на своих изломанных ногах, отклонившись назад и ухитряясь удерживать равновесие, казалось невероятным. И все же… они могли! И сейчас, когда Эрран избавился от защитных пластин из какой-то инопланетной стали (или это была резина? пластик?) и остался в облегающем поддоспешнике, можно было различить выступ каждой мышцы и косточки и лишний раз подивиться: и как только эволюция додумалась до такого?..
     Впрочем, додумалась же она дать кроганам четыре, как это называлось, «тестикулы», чем гордые текстикулоносцы постоянно хвастались.
     Весело фыркнув, Саадж, наконец, отвлекся от Эррана и принялся было наблюдать за остальными саларианцами, но… наблюдать оказалось не за чем. Все они, как один, компактно свернулись под покрывалами, так что торчали одни лишь рожки, и неслышно сопели. Так что Сааджу не оставалось ничего, кроме как досадливо перевернуться на бок и уснуть, не подозревая, что меньше, чем полчаса спустя, его энергичные соседи уже вновь были на ногах.
     Ему так ни разу и не пришло в голову, что может быть опасно спать в компании ученых и военных саларианцев.
     Звук будильника над самым ухом заставил Сааджа вздрогнуть — снилось ему что-то абстрактное, но не очень приятное — и почувствовать себя придавленным к кровати неотвратимостью скорого пробуждения. Сперва он заворочался, затем накрылся с головой, зарываясь носом в подушку и моля всех существующих богов даровать ему еще пять минут сладкой дремы, а после…
     А после он вспомнил, что, вообще-то, не один, не дома и не своем челноке, и сон как рукой сняло. Широким жестом сбросив с себя покрывало, Саадж сел, потянулся и широко зевнул, по-звериному скаля зубы.
— О, — выдохнул он, оббежав взглядом всех четырех саларианцев, — а вы уже… А, да, точно. Вечно забываю, что вы мало спите.
     Решив обойтись без пожеланий доброго утра, или сколько там сейчас было времени, Саадж принюхался и, быстро определив источник чарующего аромата, жадно присосался к бульону. Только сейчас он вспомнил, что, кажется, ничего не ел уже почти сутки.
     Вот и работай после этого с «Нексусом» — ни поесть, ни выспаться…
— Как я и говорил, — довольно протянул Саадж, облизывая блестящие жиром губы, — метель закончилась. Через полчаса можем вылетать.

+1

42

     Возня привлекла внимание Эррана прежде, чем из-под одеяла вынырнула широкая голова ангара. Саларианцам не был знаком переходный период между сном и бодрствованием. Даже после криозаморозки им не требовалось время, чтобы прийти в себя. Все происходило мгновенно, будто переключали тумблер между «включить» и «выключить». Никакого «полувключить» и «недовыключить».
     Поэтому пробуждение других представителей рас казалось занимательным. И долгим. Мало того, что они спали за свою жизнь больше, чем саларианцы вообще жили, так еще и проснувшись моргали, щурились от света, двигались вяло, зевали. Их, таких неэффективных и заторможенных, можно было только пожалеть.
     Впрочем, суп подействовал на ангара живительно и бодряще. Хмыкнув, Эрран вернулся к прерванному занятию. Для дешифровки хорошо защищенных записей вычислительной мощности инструментрона было явно недостаточно, так что приходилось довольствоваться чтением записей с чисто символической защитой. Ничего действительно стоящего там, само собой, не было. Кетты же не идиоты.
     Стремительно поглотив весь суп, ангара решил тут же поделиться тем, какой он предугадавший погоду молодец. Это раздражало, на самом деле.
– Хорошо. Тогда собираемся? – Эрран сунул ноги в сапоги прежде, чем получил ответ. Без брони было одновременно и более, и менее комфортно. Она фиксировала гибкий скелет, отчасти ограничивая движения, но вместе с тем и поддерживая. Эрран не то чтобы сроднился с ней, но уже привык.
     Вообще-то закончившаяся метель значила, что они могли отправиться из Течикса в Терве Уни. Но ангара уже говорил: его задание состояло в том, чтобы доставить саларианцев в ближайший населенный пункт. Не возить по всему Воелду когда они захотят. Значит, позже придется поискать еще транспорт. Ну а пока…
– Будет достаточно, если полетит только один из нас.
     Это решение саларианцы совместно приняли до того, как закончилась метель. Глупо было бы всем разбиться и погибнуть, хороня одного. Сейчас, когда летные условия стали получше, проблема ушла сама собой. Но смысла лететь всем вместе все равно не появилось.

+1


Вы здесь » Andromeda Star Scouts » Воелд » [22.10.2819] Special snowflake


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC